Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Спасибо, камрад mochalygin!

  Поднятый человек глянул вдохновенно поверх тысячной гущи голов куда-то, где все явственнее вылезал солнечный диск и золотил густым, красным золотом кресты, взмахнул рукой и слабо выкрикнул:
  - Народу слава!
  - Петлюра... Петлюра.
  - Да який Петлюра. Що вы сказились?
  - Чего на фонтан Петлюра полезет?
  - Петлюра в Харькове.
  - Петлюра только что проследовал во дворец на банкет...
  - Не брешить, никаких банкетов не буде.
  - Слава народу! - повторял человек, и тотчас прядь светлых волос прыгнула, соскочила ему на лоб.
  - Тише!
  Голос светлого человека окреп и был слышен ясно сквозь рокот и хруст ног, сквозь гуденье и прибой, сквозь отдаленные барабаны.
  - Видели Петлюру?
  - Как же, господи, только что.
  - Ах, счастливица. Какой он? Какой?
  - Усы черные кверху, как у Вильгельма, и в шлеме. Да вот он, вон он, смотрите, смотрите, Марья Федоровна, глядите, глядите - едет...
  - Що вы провокацию робите! Це начальник Городской пожарной команды.
  - Сударыня, Петлюра в Бельгии.
  - Зачем же в Бельгию он поехал?
  - Улаживать союз с союзниками...
  - Та ни. Вин сейчас с эскортом поехал в Думу.
  - Чого?..
  - Присяга...
  - Он будет присягать?
  - Зачем он? Ему будут присягать.
  - Ну, я скорей умру (шепот), а не присягну...
  - Та вам и не надо... Женщин не тронут.
  - Жидов тронут, это верно...
  - И офицеров. Всем им кишки повыпустят.
  - И помещиков. Долой!!
  - Тише!
  Светлый человек с какой-то страшной тоской и в то же время решимостью в глазах указал на солнце.
  - Вы чулы, громадяне, браты и товарищи, - заговорил он, - як козаки пели: "Бо старшины з нами, з нами, як з братами". З нами. З нами воны! - человек ударил себя шапкой в грудь, на которой алел громадной волной бант, - з нами. Бо тии старшины з народу, з ним родились, з ним и умрут. З нами воны мерзли в снегу при облоге Города и вот доблестно узяли его, и прапор червонный уже висит над теми громадами...
  - Ура!
  - Який червонный? Що вин каже? Жовто-блакитный.
  - У большаков тэ ж червонный.
  - Тише! Слава!
  - А вин погано размовляе на украинской мови...
  - Товарищи! Перед вами теперь новая задача - поднять и укрепить новую незалежну Республику, для счастия усих трудящихся элементов - рабочих и хлеборобов, бо тильки воны, полившие своею свежею кровью и потом нашу ридну землю, мають право владеть ею!
  - Верно! Слава!
  - Ты слышишь, "товарищами" называет? Чудеса-а...
  - Ти-ше.
  - Поэтому, дорогие граждане, присягнем тут в радостный час народной победы, - глаза оратора начали светиться, он все возбужденнее простирал руки к густому небу и все меньше в его речи становилось украинских слов, - и дадим клятву, що мы не зложим оружие, доки червонный прапор - символ свободы - не буде развеваться над всем миром трудящихся.
  - Ура! Ура! Ура!.. Питер...
  - Васька, заткнись. Что ты сдурел?
  - Щур, что вы, тише!
  - Ей-богу, Михаил Семенович, не могу выдержать - вставай... прокл...
  Черные онегинские баки скрылись в густом бобровом воротнике, и только видно было, как тревожно сверкнули в сторону восторженного самокатчика, сдавленного в толпе, глаза, до странности похожие на глаза покойного прапорщика Шполянского, погибшего в ночь на четырнадцатое декабря. Рука в желтой перчатке протянулась и сдавила руку Щура...
  - Ладно. Ладно, не буду, - бормотал Щур, въедаясь глазами в светлого человека.
  А тот, уже овладев собой и массой в ближайших рядах, вскрикивал:
  - Хай живут советы рабочих, селянских и казачьих депутатов. Да здравствует...
  Солнце вдруг угасло, и на Софии и куполах легла тень; лицо Богдана вырезалось четко, лицо человека тоже. Видно было, как прыгал светлый кок над его лбом...
  - Га-а. Га-а-а, - зашумела толпа...
  - ...советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Пролетарии всех стран, соединяйтесь...
  - Как? Как? Что?! Слава!!
  В задних рядах несколько мужских и один голос тонкий и звонкий запели "Як умру, то...".
  - Ур-ра! - победно закричали в другом месте. Вдруг вспыхнул водоворот в третьем.
 - Тримай його! Тримай! - закричал мужской надтреснутый и злобный и плаксивый голос. - Тримай! Це провокация. Большевик! Москаль! Тримай! Вы слухали, що вин казав...
  Всплеснули чьи-то руки в воздухе. Оратор кинулся набок, затем исчезли его ноги, живот, потом исчезла и голова, покрываясь шапкой.

Булгаков "Белая гвардия"

Subscribe

  • It's good to be red!

    Согласно данным ЦРУ САСШ ( The World Factbook, 1987 г. - справочник-альманах, выпускавшийся на основе данных разведки для нужд правительства САСШ)…

  • Руссо юристо! Облико морале!!!

    Педивикия, в отличие от Фибусты, скромно замалчивает фраппирующие нюансы пейсательской карьеры, просто: " родилась в Нижнем Новгороде, там же…

  • Несомненный успех сурковской пропаганды

    А вы заметили, как стремительно исчезла из новостной повестки жертва полицайского произвола Маргарита Юдина? Стоило только намекнуть, что она из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment