Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Безмолвие рабочего класса

  Ближе к предвыборному Первомаю представители верховной власти, десятилетиями не вспоминавшие о рабочей тематике, внезапно воспылали любовью к трудовому народу. Забыв на время привычные рассуждения об исторической роли крупного бизнеса (то есть олигархов), они ринулись расточать комплименты пролетариату. Праздник прошел, и миллионы трудящихся опять остались наедине со своими проблемами. Теми, которые мало волновали государственные умы последние 20 лет и вряд ли всерьез заинтересуют чиновников в ближайшие годы.

Лицом к пролетариату?
  Видимо с непривычки, нынешние лобызания власти с рабочим классом вышли слегка неловкими. Президент Дм. Медведев почему-то продемонстрировал совершенно прагматический подход, сообщив: "в отличие от технологий рабочие руки не купишь за рубежом". А если бы продавались – государство прикупило бы себе миллион-другой "негров"?
  Премьер В. Путин в отчете перед Госдумой справедливо отметил: "все держится на горбу рабочего класса". Правда, в наши дни при нынешнем уровне автоматизации рабочие горбатятся только на отсталых предприятиях стран третьего мира. РФ – вроде бы не из их числа, и не хотелось бы, чтобы из-за тяжелых условий труда наш рабочий класс напоминал то ли черепах, то ли верблюдов.
  В довершение всего председатель Госдумы Б. Грызлов выдал такое заявление. Мол, его партия "делает ставку не на офисный планктон, а на человека труда". Этим г-н Грызлов разом обидел более 6,2 млн. наемных офисных работников. Положение многих из них не назовешь блестящим, оно не сильно лучше, чем у рабочих.
  Конечно, в действительности высокопоставленные чиновники, скорее всего, даже не знали, в чью честь слагают гимны. Дело в том, что за многие годы правительство не потрудилось заказать хотя бы одно простое исследование: чем и как живут рабочие? Никто не задался вопросом, кто эти люди, сколько их и какие у них перспективы. Достоверной информации о рабочем классе поразительно мало.
  Если и были попытки разобраться, как изменилась их жизнь за последние 20 лет, – то только со стороны КПРФ. Впрочем, коммунисты тоже не сильно усердствовали в этом направлении. Как отмечают независимые аналитики, КПРФ давно защищает интересы не столько рабочих, сколько пенсионеров и бюджетников. Конечно, это тоже важно, а, главное, политически гораздо выгоднее. Кроме того, КПРФ втайне смирилась с "эксплуататорским капитализмом" и даже втихаря включила два года назад в новую редакцию своей партийной программы помимо прочих целей "развитие малого и среднего бизнеса".
  Эта переоценка ценностей во многом вынужденная. "В 1990‑е гг. уровень промышленного производства упал более чем вдвое. На экономической карте РФ остались огромные проплешины, с нее практически исчезли отдельные отрасли. Например – станкостроение и авиационная промышленность, приборостроение и текстильная индустрия. Возникает вопрос: не уничтожила ли деиндустриализация и сам рабочий класс?" – говорит доктор исторических наук, бывший член ЦК КПРФ Виктор Трушков.

Секретная статистика
  Вопрос не праздный. Неспроста официальный "Российский статистический ежегодник" Росстат издает мизерным тиражом в несколько сотен экземпляров и старается не пускать в открытую продажу. Слишком многие призадумаются, листая промышленную статистику последних лет. В частности, она учитывает выпуск 50 важнейших видов промпродукции. Ни по одному из них мы не вернулись к показателям 1990-го года. По некоторым видам – учитывать уже почти нечего. Например, в середине 1990-х гг. в РФ ежегодно выпускали 12–15 тыс. металлорежущих станков с числовым программным управлением. Уже к 2000 г. их производство упало до 100 штук в год.
  Некоторые ключевые производства вымирают на глазах. В 2005 г. в России насчитывалось 46 тыс. текстильных предприятий и организаций. В 2009 г. их осталось 27 тысяч. Производителей машин и оборудования было 74,2 тыс., ныне – менее 49 тысяч. Постепенно сдуваются химпром и деревообработка. И только в добыче полезных ископаемых идет уверенный рост. Число таких предприятий за четыре года (1995–2009) выросло с 14,5 до 17,5 тысячи.
  Так и видишь, как бывшие работники станкостроительных и электронных фабрик, вчера выпускавшие точнейшие станки с ЧПУ и сложные приборы, массово нанимаются "колымить" на нефтяные скважины. А те, кто остался на выживших фабриках, не страдают от избытка работы. В архивах Росстата сохранилась любопытная цифра. С 1990 по 1999 г. средняя скорость конвейеров на предприятиях снизилась почти в 14 раз. Потом скорость промышленных "лент" уже не считали.

Просьбы трудящихся
  И все же рабочий класс никуда не делся. Слухи о его смерти, мягко говоря, сильно преувеличены. "Численность тех, кого уверенно можно отнести к рабочим, в РФ – примерно 30 миллионов человек. Это более 40% экономически активного населения. При этом 10 миллионов – промышленные рабочие. Водителей и машинистов – еще 6,5 миллиона. Причем за последние восемь лет доля работников, занятых преимущественно физическим трудом, в экономике поднялась до 49%", – подсчитал эксперт Института развития Александр Михайлов.
  Для сравнения: в 1917 г., накануне революции, весь рабочий класс Российской империи насчитывал менее 4 млн. человек (включая 0,5 млн. железнодорожников)! Максимальная численность промышленных рабочих в РСФСР отмечена в конце 1980-х гг. – почти 19 млн. человек. "И сегодня рабочий класс составляет почти половину занятого населения. Не замечать его невозможно. Его нынешняя численность в 1,5 раза больше числа рабочих всех отраслей экономики СССР в 1940 году. Сейчас индустриальных рабочих в России больше, чем в РСФСР во время Всесоюзной переписи населения 1959 года", – отмечает старший научный сотрудник Института экономики РАН Кирилл Мирный.
  Если так, почему власти, говоря всерьез, просто игнорируют интересы этой – основной производительной силы – общества? Чего стоит один лишь первомайский эпизод с выступлением мультимиллиардера М. Прохорова. Президент Дм. Медведев не устает хвалить его и ставит в пример как "социально ответственного бизнесмена".
  Между тем непосредственно перед рабочим праздником олигарх в который раз заявил: "по многочисленным пожеланиям трудящихся и рабочих коллективов нужно внести поправку в Трудовой кодекс, легализующую 60-часовую рабочую неделю". Иными словами – рабочие должны трудиться 12 часов в сутки. Надо сказать, владелец ФПГ "Онэксим" и "Полюс золота" нашел не самое подходящее время для такой речи. Дело в том, что основным лозунгом первой в истории первомайской демонстрации, которая прошла в Чикаго 125 лет назад, было сокращение рабочего дня до 8 часов.
  Впрочем, пока рабочие безмолвствуют, им можно приписать еще и не такие "пожелания". Вплоть до резкого урезания зарплат "по просьбам трудящихся" или введения пожизненного срока за невыполнение плана. Эксперты отмечают: последние 20 лет рабочий класс РФ ведет себя на удивление спокойно.

Гибельное смирение
  Как подсчитала Высшая школа экономики, даже в непростой период 1992–1999 гг. в забастовки было вовлечено только 1–2% рабочей силы. Поэтому число рабочих часов, потерянных из-за забастовок (в пересчете на каждого трудящегося), оказалось в несколько раз ниже, чем в странах Западной Европы. "В 1990‑е гг., за десять лет, забастовки прошли на 61,65 тысячи предприятий. Общее число участников – 4,4 миллиона человек. Нельзя не признать – ни одна из этих цифр не свидетельствует о широком размахе стачечной борьбы", – говорит В. Трушков.
  После 2000 г. то, что называют "борьбой трудящихся за свои права", по сути, и вовсе сошло на нет. Государство ведет скрупулезный подсчет: если в 2000 г. в забастовках участвовали 31 тыс. рабочих, в 2008 г . – 1,8 тысячи.
  Былой запал потеряли даже шахтеры. "Еще в середине 1990-х гг. провели масштабное исследование в одном из кузбасских рабочих коллективов. Оно показало – повседневная жизнь горняков постепенно пришла к всеобщему отчуждению. Рабочие переключились на стратегию индивидуального выживания. Следствием стали спад рабочей активности и поддержка авторитарных региональных лидеров, обещавших социальную помощь", – рассказывает профессор Института труда и социальных отношений Николай Марков.
  И вот результат. По данным Росстата, средняя зарплата на текстильных производствах в 2010 г. была 9 тыс. руб. в месяц, на химических – 19,4 тыс. руб., на металлургических – 17,9 тыс. руб., оклад производителей машин и оборудования – 17 тыс. руб. в месяц. Это на 30–70% ниже средней зарплаты по РФ. Для сравнения: даже в Китае средний заработок промышленного рабочего перевалил за 350 долл. в месяц.
  Статистика неумолима: условия труда на промышленных предприятиях РФ ухудшались даже в самые сытые годы. Вот подсчеты Росстата. В 2004 г. 33% работников добывающей промышленности трудились в условиях, не отвечающих элементарным гигиеническим нормативам. В 2008 г. планка подскочила до 40%. Аналогичная ситуация – на обрабатывающих производствах (рост с 23 до 27%) и на транспорте (24,5 против 15% четырьмя годами ранее). Не помешает привести такую цифру: ежегодно на производствах погибают 3 тыс. человек.

Что в итоге?
  Финал остается открытым. Ясно одно. Когда в ответ на удар по одной щеке подставляешь другую половину лица, результат часто бывает плачевным. Пока персонал молчит, владельцы предприятий не устанут испытывать его терпение на прочность.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments