Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

И они смеют возмущаться взрывами церквей в 30-х годах?

  Эффект бумеранга настигает и через тысячелетия. Все варварство, разрушения древних храмов, древних святынь вернулось эффектом бумеранга. Как они смеют жаловаться после того, что натворили 1700 лет назад? Что это было? Обычная невменяемая секта. Только они не мылись и очень воняли. Это христиане.
  Вспомним конец 4-го века нашей Эры в Римской Империи. Вспоминаем Великого Императора Диоклетана, которого уже успели проклясть христианские священнослужители. А за что? За то, что только с брезгливостью относился к грязной религии, представители которой даже мыться не хотели. А сам Диоклетан вывел Империю на новый уровень и ушел, ушел сажать капусту (помните момент в фильме "Москва слезам не верит").
  После императора Диоклетана на арену вышли другие. Был Константин, который решил проявить себя либералом, хоть и не был христианином до самой смерти. Потом еще его преемник. Забавно то, что в это время полностью господствовало христианское учение арианского толка. В наше время от него не осталось, к сожалению, ничего. Но эти христиане с удовольствием совершали террор против своих, сторонников никейского учения (современного). Так, что никейцы снова спрятались в катакомбы :) В интернете мало что пишут про Арианство. Вкратце для понимания скажу, что это была попытка соединить мудрость древнегреческих философов и христианское учение. Иисус Христос признавался человеком, а не богом. Отрицалась Троица, все были по отдельности. Сначала Бог-отец, потом бог-сын, потом святой дух. Было время, когда бога-сына не существовало.
  Но даже эти христиане были неадекватные, грязные, странные, разрушали древние храмы, произведения культуры. Когда к церковной власти пришли никейцы (современные христиане), то они все поставили на еще более высокий уровень. Своих братьев уничтожили, что даже следа их книг не осталось. А к язычникам и уголовное преследование впервые применили.
  В 361 году на престол взошел император Юлиан, но он мало что успел сделать за 2 года.
  - Новое, новое! - воскликнул Юлиан.- Право, я иногда боюсь вашего нового! Оно кажется мне холодным и жестоким, как смерть. Я говорю тебе, в старом - мое сердце! Христиане тоже ищут нового, попирая древние святыни. Верь мне - новое только в старом, но не стареющем, в умершем, но бессмертном, в поруганном - в прекрасном!
  Он поднялся во весь рост, с бледным и гордым лицом, с горящими глазами:
  - Они думают - Эллада умерла! Вот, со всех концов света, черные монахи, как вороны, слетаются на белое мраморное тело Эллады и жадно клюют его, как падаль, и веселятся, и каркают:-"Эллада умерла!" - Но Эллада не может умереть. Эллада - здесь, в наших сердцах. Эллада - богоподобная красота человека на земле. Она проснется - и горе тогда христианским воронам.
  Такая вот история. Присматривайтесь к невменяемым сектантам вокруг. Возможно, они в будущем будут хозяевами жизни :)

И еще один момент из жизни Юлиана:
  В сокровищнице храма император умыл лицо, руки, сбросил великолепный наряд Диониса и оделся в простую свежую белую, как снег, тунику пифагорейцев.
  Солнце заходило. Он ожидал, когда стемнеет, чтобы незамеченным вернуться во дворец.
  Из задних дверей храма Юлиан вошел в заповедную рощу Диониса. Здесь царствовала тишина; жужжали только пчелы, звенела тонкая струйка ключа.
  Послышались шаги. Юлиан обернулся. То был Друг его, один из любимых учеников Максима, молодой александрийский врач Орибазий. Они пошли вместе по заросшей тропинке.   Солнце пронизывало широкие золотистые листья винограда.
  - Посмотри, - сказал Юлиан с улыбкой, - здесь еще жив великий Пан.
  Потом он прибавил тише, опуская голову:
  - Орибазий, ты видел?..
  - Да, - ответил врач, - но, может быть, ты сам виноват, Юлиан? Чего ты хотел?
  Император молчал.
  Они подошли к обвитой плющом развалине: это был маленький, разрушенный христианами, храм Силена. Обломки валялись в густой траве. Уцелела лишь одна неопрокинутая колонна, с нежной капителью, похожей на белую лилию. Отблеск заходящего солнца потухал на ней.
Они сели на плиты. Благоухали мята, полынь и тмин. Юлиан раздвинул травы и указал на древний сломанный барельеф:
  - Орибазий, вот чего я хотел!..
  На барельефе была изображена древняя эллинская феория - священное праздничное шествие афинян.
  - Вот чего я хотел - этой красоты! Почему, день ото дня, люди становятся все безобразнее? Где они, где эти богоподобные старцы, суровые мужи, гордые отроки, чистые жены в белых развевающихся одеяниях? Где эта сила и радость? Христиане! Христиане! Что вы сделали?...

  И желание Юлиана полностью исполнилось! В праздичных шествиях счастливых людей в СССР! Через тысячелетия мечта исполнилась! Жены в белых развевающихся одеяниях! В 30-х годах это уже было.
  Еще забавный момент. Не знаю, как у вас, но у нас следующее воскресенье после Пасхи считается днем поминовения. Люди приходят на могилу и едят. В маленьких селах организовываются в круг и устраивают пир в честь усопших.
  В 90-х годах по нашему городскому ТВ было интервью попа. Он гневно осудил то, что люди приходят и едят на могилах. И объяснил, почему так.
  С его слов, до революции 1917 мы почти покончили с этой варварской традицией. Постепенно, постепено, но покончили. Уже почти ничего не было. Но случилась революция и древняя языческая традиция снова возродилась. И даже сейчас ничего с ней не можем поделать. После революции и другие языческие традиции возродились, например, проводы Зимы, сжигание чучела :)
  Закончу словами великого Катона Старшего, величайшего римского политика и лучшего политика во всей Истории.
  Он заканчивал все свои речи в сенате одной фразой "А Карфагенн должен быть разрушен!".
  Я же закончу: А на месте храма Христа Спасителя должен находиться бассейн Москва!

©

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments