Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

С днем рождения, товарищ генерал-лейтенант!

Бонч-Бруевич М.Д.  За год до первой мировой войны в России с огромной помпой было отпраздновано трехсотлетие дома Романовых. Через четыре года династия полетела в уготованную ей пропасть. Я был верным слугой этой династии, так как же случилось, что я изменил государю, которому присягал еще в юности?
  Каким образом я, "старорежимный" генерал, занимавший высокие штабные должности в императорской армии, оказался еще накануне Октября сторонником не очень понятного мне тогда Ленина? Почему я не оправдал "доверия" Временного правительства и перешел к большевикам, едва вышедшим из послеиюльского полуподполья?
  Если бы этот крутой перелом произошел только во мне, о нем не стоило бы писать,- мало ли как ломаются психология и убеждения людей. Но в том-то и дело, что я был одним из многих.
  Существует ошибочное представление, что подавляющее большинство прежних офицеров с оружием в руках боролось против Советов. Но история говорит о другом. В пресловутом "ледяном" походе Лавра Корнилова участвовало вряд ли больше двух тысяч офицеров. И Колчак, и Деникин, и другие "вожди" белого движения вынуждены были проводить принудительные мобилизации офицеров, иначе белые армии остались бы без командного состава. На службе в Рабоче-Крестьянской Красной Армии в разгар гражданской войны находились десятки тысяч прежних офицеров и военных чиновников.
  Не только рядовое офицерство, но и лучшие генералы царской армии, едва немцы, вероломно прекратив брестские переговоры, повели наступление на Петроград, были привлечены к строительству вооруженных сил молодой Советской республики и за немногим исключением самоотверженно служили народу.
  В числе русских генералов, сразу же оказавшихся в лагере Великой Октябрьской революции, был и я.
  Я не без колебаний пошел на службу к Советам.
  Мне шел сорок восьмой год, возраст, когда человек не склонен к быстрым решениям и нелегко меняет налаженный быт. Я находился на военной службе около тридцати лет, и все эти годы мне внушали, что я должен отдать жизнь за "веру, царя и отечество". И мне совсем не так просто было прийти к мысли о ненужности и даже вредности царствующей династии — военная среда, в которой я вращался, не уставала твердить об "обожаемом монархе".
  Я привык к удобной и привилегированной жизни. Я был "вашим превосходительством", передо мной становились во фронт, я мог обращаться с пренебрежительным "ты" почти к любому "верноподданному" огромной империи.
  И вдруг все это полетело вверх тормашками. Не стало ни широких генеральских погон с зигзагами на золотом поле, ни дворянства, ни непоколебимых традиций лейб-гвардии Литовского полка, со службы в котором началась моя военная карьера.
  Было боязно идти в революционную армию, где все представлялось необычным, а зачастую и непонятным; служить в войсках, отказавшись от чинов, красных лампасов и привычной муштры; окружить себя вчерашними "нижними чинами" и видеть в роли главнокомандующего недавнего ссыльного или каторжанина. Еще непонятнее казались коммунистические идеи - я ведь всю жизнь тешился мыслью, что живу вне политики.
  И все-таки я оказался на службе у революции. Но даже теперь, на восемьдесят седьмом году жизни, когда лукавить и хитрить мне незачем, я не могу дать сразу ясного, и точного ответа на вопрос, почему я это сделал.
  Разочарование в династии пришло не сразу. Трусливое отречение Николая II от престола было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Ходынка, позорно проигранная русско-японская война, пятый год, дворцовая камарилья и распутинщина — все это, наконец, избавило меня от наивной веры в царя, которую вбивали с детства.
  Режим Керенского с его безудержной говорильней показался мне каким-то ненастоящим. Пойти к белым я не мог; все во мне восставало против карьеризма и беспринципности таких моих однокашников, как генералы Краснов, Корнилов, Деникин и прочие.
  Оставались только большевики...
  Я не был от них так далек, как это могло казаться.
  Мой младший брат, Владимир Дмитриевич, примкнул к Ленину и ушел в революционное большевистское подполье еще в конце прошлого века. С братом, несмотря на разницу в мировоззрении и политических убеждениях, мы всегда дружили, и, конечно, он многое сделал, чтобы направить меня на новый и трудный путь.
  Огромную роль в ломке моего миросозерцания сыграла первая мировая война с ее бестолочью, с бездарностью верховного командования, с коварством союзников и бесцеремонным хозяйничаньем вражеской разведки в наших высших штабах и даже во дворце самого Николая II.

М. Д. БОНЧ-БРУЕВИЧ,
генерал-лейтенант в отставке

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments