Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Categories:

Рудознатцы и строители

  Народ-рудознатец - это имя завоевано тяжелым многовековым трудом русских первооткрывателей подземных богатств нашей страны. Тысячи простых русских людей издревле шли по нехоженым тропам, открывая сокровища, скрытые в подземных глубинах. Именно их труд-труд рудознатцев и горщиков, как именовали в старину первооткрывателей руд, самоцветов и иных ископаемых, - встречаем всякий раз у истока замечательных дел, связанных с разведкой недр нашей необъятной страны.
  Сохранились также известия о приглашениях в прошлом в нашу страну некоторых зарубежных знатоков рудных дел. Однако изучение многих тысяч документов доказывает, что зарубежные рудознатцы всегда играли у нас лишь подсобную роль, шли по тропам, уже проложенным сынами русского народа. Известны многие приглашения зарубежных знатоков и неизвестен ни один случай открытия ими какого-либо важного месторождения, которое еще не знали бы русские рудознатцы. Иноземцы иногда серьезно помогали делу, уже начатому русскими, но сами никогда не были первооткрывателями. Особенно ярко проявилось это в деле розысков золота и серебра.
  Еще Иван III в 1488г., зная, что в нашей стране "руда золотая и серебряная есть", просил венгерского короля Матвея I Корвина прислать мастеров, знающих золотую и серебряную руды и умеющих их "разделить с землею". Таких же мастеров Иван III поручал пригласить своим послам, отправляя их через год к Фредерику II.
  В 1491г. на основании известий о серебряной руде на р. Цыльме в бассейне Печоры - известия об этом могли быть тогда только русского происхождения - послали целую партию "на Печеру... руды искати серебряные". Партию, в которой были иноземцы-рудознатцы Иван да Виктор, повели Андрей Петров и Василий Болтин. Ими проведены были большие работы, но золотопромышленность в России не возникла ни тогда, ни в дальнейшем на основе труда иноземных знатоков, которых неоднократно приглашали для этой же цели впоследствии. Так, в 1600г. Роман Бекман для работы в нашей стране нанимал в Любеке "рудознатцев, которые знают находити руду золотую и серебряную". Не помог делу в дальнейшем Христиан Дробыш и многие другие иноземцы, вплоть до "лозоходца" Рылки, действовавшего на Урале в сороковых годах XVIII в. Русская золотопромышленность возникла на основе трудов Ерофея Маркова, Ермолая Рюмина, Игнатия Юдина на Урале и их русских товарищей на Алтае и в Сибири.
  Документы XVII в. показывают, что именно русские рудознатцы создали ту основу, на которой оказалось возможным последующее развитие больших горнозаводских дел. Остановимся только на некоторых из многих их трудов.
  В 1623г. кузнец Федор Еремеев открыл железную руду близ Томска. В 1625г. изготовили первую пушку из сибирского железа, добытого из этой руды. Вместе с Еремеевым тогда потрудились Пятунка Кызыл, Ивашко Баршен, Вихорко Иванов.
  Вскоре произошло новое важное событие.
  В 1628г. Иван Шульгин открыл на р. Нице новое месторождение железных руд, для использования которых был создан русскими строителями первый завод на Урале - Ницынский, начавший действовать в 1631г.
  В 1633г. русские деятели во главе со стольником Василием Ивановичем Стрешневым и Надеем Андреевичем Светешниковым открыли медные руды на Каме, где ими был создан первый наш медеплавильный завод - Пыскорский.
  Вместе со Стрешневым и Светешниковым здесь трудились Челищев, Шишкин, Бахметьев, Рябинин, Иван Волков, Арсеньев, Григорий Волков, Иван Стрешнев.
  Следуя по пути, проложенному строителями водяных мельниц и таких предприятий, как Лахомский металлургический завод XVI в., они создали Пыскорский завод как вододействующее предприятие. Прибывший на Каму в 1653г. Арист Петцольд увидел здесь уже построенный завод и только дал не весьма удачный совет о выборе нового места для этого завода.
  Дело на Пыскоре, начатое в 1633-1634гг. русскими руками, в дальнейшем продолжали: Богдан Тушян, Тимофей Лодыгин, Иван Онуфриев и другие русские деятели.
  Подземные богатства нашей страны и в то время, и много ранее привлекали внимание иноземных предпринимателей. Еще в 1569г. английская компания получила от Ивана Грозного разрешение плавить железо на Вычегде, но дело это так и не было осуществлено. Не увенчались практическим успехом и розыски руд Джоном Ватером в 1618-1622гг., а также Фричем и Герольдом, искавшими в 1626г. руды в верховьях р. Камы.
  Впервые практических успехов иноземные предприниматели добились в 1632г., получив царскую грамоту на устройство железоделательных заводов. Грамотой пожаловали: "...галанские земли гостя Ондрея Денисьева сына Виниюса да торговых людей Аврама Денисьева сына Виниюса, да Елисея Ульянова сына Вылкенса". Предприниматели получили монопольное право "... делать из железные руды меж Серпухова и Тулы на трех реках и впредь где они места приищут, которые к железному делу будут годны, всякое железо мельнишными заводами..."
  Виниус и его компаньоны получили монопольное право на постройку "мельнишных", или вододействующих, заводов, как показывает текст жалованной грамоты: "...и в те десять лет, как они мельницы на реках наготовят и железо учнут плавить и ковать и всякое железное дело делать, и той железной руды иноземцам и русским людям нигде и никому на откуп и без откупа отдавать и мельниц ставить и всякого железного дела мельнишным заводам делать и за море возить никому не велели..."
  На основании грамоты они построили группу заводов на речке Тулице, близ города Дедилова, для использования железных руд, давно известных русским. Виниус с компаньонами ввел новую западноевропейскую технику, создав крупные по тому времени доменные и передельные предприятия с последующей переработкой металла в изделия. Воздуходувные меха и станы приводились в действие водяными двигателями.
  Однако, закрепив за собою монопольные права, тормозя работы других деятелей по созданию русской заводской металлургии, иноземные предприниматели, как считают современные исследователи, сыграли в известной мере отрицательную роль. Заводы Виниуса и его компаньонов нанесли тяжелый удар русской народной металлургии, не будучи сами в силах справиться с принятыми на себя монопольными правами. Постановка дела у Виниуса и его компаньонов была далеко не совершенной: заводы работали с перебоями, места для них были выбраны столь неудачно, чго заводы часто приходилось переносить. В конечном счете все эти заводы, созданные в XVII в., не пережили тот век.
  Виниус, испытывая большие затруднения, одно время привлек к себе в компаньоны Морозова, самостоятельно занимавшегося в дальнейшем заводскими делами. С 1639г. в компанию с Виниусом вошли Филимон Акема и Петр Марселис. Одним из строителей металлургических заводов нового типа был в те годы Илья Данилович Милославский, который завел Поротовский завод, доставшийся затем Марселису и Акеме.
  Переписные книги 1647-1690гг. показывают, что, помимо Тульских, или Городи щенских, заводов, в подмосковном районе были заведены в XVII в. следующие заводы: Поротовский, Угодский, Вепрейский и Каширские - Ведменский, Саломыковский, Чернцовский, Бакинский.
  Все эти заводы построили на базе рудных месторождений, известных русским очень давно. Иностранцы еще в XVI в. знали, что русские разрабатывают эти месторождения, как показывают упоминавшиеся свидетельства Герберштейна и Барберини. Иноземные предприниматели, занявшиеся Тульскими и Каширскими заводами, использовали опыт русских рудознатцев, давно знавших и использовавших местные месторождения для мелких предприятий, а строительство новых заводов и их работа были делом рук русских людей.
  В те годы, когда Виниус, Акема и Марселис пытались использовать плоды труда наших людей в центре страны, русские рудознатцы действовали на огромном пространстве от западных рубежей до тихоокеанских берегов.
  Вслед за Ницынским и Пыскорским заводами на Урале, в районе Чердыни построили Красноборский железоделательный завод.
  В 1640г. письменный голова Яналей Бахтеяров вел розыск руд по реке Витиму в Сибири. В 1644г. Иван Колесников "проведывал" серебряную руду на Байкале. В 1645г. Григорий и Петр Стрешневы объявили невьянские и ирбитские медные руды, найденные "по сказкам", то есть по указаниям местных крестьян, в числе которых был верхотурец Малафейко Тимофеев, объявивший "рудные признаки, три камени". Испытание руд, объявленных Стрешневыми, производили Соликамские люди: плавильщик "Олександрик Иванов" и "Сенка колокольник". В сороковых годах XVII в. ярославский посадский Иван Третьяк искал селитру "на великой реке Лене", а известный землепроходец Василий Поярков разведывал за Байкалом серебряную и свинцовую руду "на Зие и Шилке реке".
  Поярков разведал месторождения, на базе которых в следующем столетии создали Нерчинские заводы.
  Розыски полезных ископаемых охватывали все более труднодоступные районы. Роман Неплюев искал серебряную руду на Новой Земле в 1652г., Федор Пущин - в Сибири в 1659г., Андрей Барнышлев нашел в 1660г. слюду на р. Кие в Кузнецком Алатау.
  Главным продолжал оставаться труд местных деятелей, на основании показаний которых часто отправляли целые партии из Москвы. Именно так отправили в 1661г. дьяка Шпилькина для проверки известия о находке руд Алексеем Машуковым на Канином Носу и в районе Югорского Шара. Именно так в 1663г. отправились в дальний путь стрельцы Ивашко Блинов, Ивашко Харитонов, Тренька Иванов, Микидонко Котов. Их послали проверить известие о серебряных рудах, отысканных местными рудознатцами "в Перми Великой в Чердыни, за горою прозвище Поманенною, меж Вагран-озером на болоте". Проводниками москвичей, прибывших для проверки известия, были местные жители: рудознатец Максим Семенов сын Токарев, серебреник Андрюшка Вятчанин. В 1666г. для проверки известия об алебастровой горе на Северной Двине между Холмогорами и Архангельском ездил Коновалов вместе с Кампеном. В том же году князья Милорадовы и сотник Некрасов искали серебряную руду в Мезени и на Кеврели.
  Новгородский торговый гость Семен Гаврилов вместе с иноземным плавильщиком Денисом Юрышем в том же году начал розыск медных руд в Олонецком уезде, где их месторождения уже хорошо знали местные жители. Гаврилов создал здесь вододействующий завод, но в дальнейшем в этом районе горнозаводское дело захватили иноземцы Петр Марселнс и Бутенант.
  Известия об открытии подземных сокровищ непрерывно следовали со всех концов страны.
  В 1668г. в Восточной Сибири Ефим Козинский разведывал серебряную руду и самоцветы, Григорий Анкудинов нашел жемчуг на "Охте реке", Федор Яковлев собрал в районе Охогска жемчуга "два фунта без четверти", тунгус Кавлачко с реки Улы нашел "каменье не простое".
  В том же 1668г. сделал важное открытие "устюжанин Жданко сын Оглоблинских и Нерадовских он же". Он отыскал на Колыме "каменье хрусталь", а также "каменье лазуревое и красное".
  Восточная Сибирь дала русскому народу свои первые самоцветы.
  "Медной руды плавильщик" Дмитрий Тумашев сделал в те годы замечательные открытия на восточном склоне Урала. Он нашел пользующееся теперь мировой известностью Мурзинское месторождение самоцветов, или, как тогда говорили, "узорочных" камней.
  Открытие Дмитрия Александровича Тумашева стало хорошо известным в Москве уже в 1669г. Тумашев точно указал место находки. В "сказке", написанной 16 июля 1669г., он говорил о своем открытии: "...обыскал в Тоболском уезде, повыше Мурзинской слободы, над Нейвою же рекою в горе два изумруды кэмени, да три камени с лаловыми искры, да три камени тунпасы".
  21 декабря 1669г. в одной из царских грамот писали об открытии Тумашева: "...обыскал цветное каменье, в горах хрустали белые, фатисы вишневые, и юги зеленые, и тунпасы желтые".
  Изумруды, горный хрусталь, красные самоцветы с искрами драгоценной шпинели - лалы, топазы, фатчсы вишневые - гиацинты, юги зеленые - хризолиты, - все это открыл на Урале и дал стране простой русский человек, "медной руды плавильщик". Сотни иноземных рудознатцев и горщиков, работавших в стране на протяжении столегий, даже все вместе взятые, не сделали ничего, хотя бы отдаленно приближающегося к тому, что оказалось по плечу одному Дмитрию Тумашеву, сделавшему в том же 1669г. еще одно важное открытие. Он первым нашел на Урале наждак: "...в Верхотурском уезде, выше Невьянского острогу, вверх по Невье реке".
  Русский народ выдвинул не одного, а множество таких замечательных деятелей.
  Стольники, думные дворяне, дьяки, подьячие, "салдацкого строю" офицеры, стрельцы, монахи, торговые гости, а больше всего простые русские люди - крестьяне, посадские, казаки и другие - упорно вели розыск соли, руд, самоцветов, слюды и иных подземных сокровищ на поморских землях, в горах Урала и Алтая, на берегах Телецкого озера и за Байкалом, на Каме, Шилке, вдоль по великим сибирским рекам, в речных обрывах, в логах, лощинах и ущельях, в тайге и в полярных холмах.
  В 70-х годах XVII в. проявилось новое. Русские и иноземные предприниматели начали создавать товарищества для широкого розыска подземных богатств. В 1675г. розыском золота и серебра на Урале занижались Яков Галкин, Семен Захаров, Андрей Виниус. В том же году в сентябре успенский поп Дементий Федоров создал в Москве компанию, в которую вошли Сергей Патрекеев, Василий Старцев, Василий Вальяшников. Тогда же возникла в Москве еще одна компания для розыска руд во главе с сытником Львом Нарыковым, в которую вошли его братья "Ларка да Стенка", Филипп Лукоянов, Никита Алмашин "с товарыщи". Князь Юрий Ромодановский выделил для розыска руд своих людей: Кондратия Мерку льева, Федора Куксина, Ивана Горшкова. В 1676г. серебреник Ерофей Ножевников с товарищами получил право на розыск руд по Каме, Волге, Оке и в иных местах.
  Возникновение компаний этих предпринимателей было вызвано политикой крупного государственного деятеля - Артамона Сергеевича Матвеева.
  В 1684г. произошло замечательное событие. Иркутский письменный голова Леонтий Кислянский открыл нефть в нашей стране.
  Русские знали до этого нефть, привозившуюся преимущественно как лекарственное вещество из Ирана. Кислянский нашел нефть в Сибири в районе Иркутского острога. Он действовал, опираясь на свидетельства местных жителей, рассказавших ему, что "за острожною де Иркуцкою речкою из горы идет жар неведомо от чего, и на том де месте зимою снег не живет и летом трава не ростет".
  Обследовав это место, Кислянский установил: "...из горы идет пара, а как руку приложить, и рука не терпит много времени, и издалека дух вони слышать от той пары нефтяной; а как к той паре и скважине припасть близко, и из той скважини пахнет дух прямо сущою нефтью".
  Расчистив место выхода газов, он окончательно убедился в том, что им открыта здесь "сущая нефть".
  Кислянский умело наладил розыски подземных богатств в районах, прилегающих к Байкалу. В 1684г. много месторождений слюды нашли его посланцы: Григорий Кибирев, Василий Коротов, Павел Паннушко, Павел Никитин, Анисим Михалев, Семен Семенов, Михаила Епифанов. В том же году Павел Никитин и Еремей Елисеев объявили байкальскую губку, о которой Кислянский сказал: "ведал я такую губу в Москве в Оружейной Полате великих государей и в рядех ее продают".
  В 1684г. Анисим Михалев и Данило Уразов объявили селитру, найденную ими по pp. Китою, Куде и Белой на брошенных становищах. Нестерко Афанасьев, Никита Кирпишников, Прокопий Горбун, Стефан Никитин разведывали по р. Витиму минеральные краски и привезли "краски лазоревой пудов... с шесть". Василий Коротов искал краски также по р. Витиму. Иван Поршенников из района Селенгинска привез образцы черной и желтой красок. Кислянский установил в составе черной краски квасцы. О желтой краске сказал, что она "по признакам по-русски желть, а по-немецки аврипйгмент", то есть аурипигмент.
  Партия во главе с Анисимом Михалевым сделала важное открытие на основании показаний верхоленского ясачного Абуна. "В вершине Бугулдеихи реки" в районе Байкала нашли какую-то "руду". Кислянский опробовал привезенные образцы и установил следующее: "...а из привозу Анисима Михалева в одном ящике руда, называют ее по-немецки оловко, а по-русски карандаш самой прямой, про то я сам ведаю подлинно, а привозят его из немец".
  Так был открыт в районе Байкала первый сибирский графит.
  Розыски руд и иных подземных сокровищ производились с учетом возможности использовать их. Именно так действовала партия Григория Лонщакова из Нерчинска, в составе которой находились Филипп Яковлев и Василий Милованов. Разведав серебряные руды, записали: "А от тех рудных мест леса черные, листвяк, бережник, верстах в десяти и меньше, и острог поставить, и заводы завести для плавки руд мочно, потому что место угожее и пашенных земель много, хотя на пять сот дворов, и от Китайского государства то место в далнем расстоянии, и ссоры быть не для чего".
  Так накапливались знания и опыт в районе, где в следующем столетии выросли богатейшие Нерчинские сереброплавильные заводы.
  Подготовка грядущих горнозаводских дел все время сочеталась с немалыми по тому времени опытами по заводскому использованию открытий. Помимо уже упомянутых Ницынского, Пыскорского, Тульских и Каширских, Красноборского и Олонецких заводов, можно назвать некоторые другие, построенные в XVII в.
  21 июня 1669г. Дмитрий Тумашев, первооткрыватель уральских самоцветов, сделал в районе реки Нейвы "железной руды опыт". Убедившись, что полученное железо "годитца во всякое дело", он построил железоделательный завод у истоков рек Нейвы, Режа и Исети, между озерами Таватуй, Аятским и Исетским.
  В 1682г. Федор Рукин с людьми из Колчеданского острога разведывал железорудное месторождение в районе Исетской пустыни Долматовского монастыря. Труды Рукина и его спутников завершились последующей постройкой Железенского железоделательного завода.
  В 1689г. подьячий Калугин с товарищами основал на речке Сарале, в 8 км от Елабуги, Саралинский медеплавильный завод.
  Все это были только первые опыты заводской переработки железных и медных руд. Эти заводы были сравнительно невелики и часто существовали недолго. С целью улучшения дела их зачастую переносили на новые места. Немногие из заводов XVII в. продержались до начала XVIII в. Тем не менее в XVII в. было сделано великое дело: положен почин в сооружении металлургических заводов в разных местах страны.
  Первые ростки нового заводского дела в области производства металлов сочетались с выдающимися по тому времени успехами в добыче таких ископаемых, как слюда и особенно соль. В XVII в. солеварение, известное и ранее, особенно успешно развивалось во многих местах от Белого моря до Урала и бассейна Енисея. Пермская соль тогда стала известна всей стране.
  Помимо названных, было еще много иных дел русских людей, занимавшихся розыском и использованием подземных богатств в XVII и предшествующих веках. Имен и дел так много, что простые перечни составили бы большую книгу. Ограничиваясь сказанным, сделаем лишь несколько замечаний о труде наших рудознатцев и строителей до конца XVII в.
  Русский народ выполнил к исходу XVII в. огромное дело, произведя розыски полезных ископаемых на обширнейшей площади Европы и Азии. Русские рудознатцы сумели приступить к розыску полезных ископаемых даже в столь отдаленных местах, как Алтай, Восточная Сибирь, Арктика. Именно они открыли в центре страны и на далеких окраинах множество новых месторождений железных и медных руд, слюды, соли, минеральных красок. Замечательными достижениями XVII в. были открытия серебряных руд в Сибири, самоцветов на Урале и в Сибири, нефти и графита в Сибири.
  Опыт русских рудознатцев и строителей послужил основой для больших дел в последующие века. В районе, где на основе открытий Шульгина и Тумашева действовали в XVII в. Ницынокий и Тумашевский заводы, в самом начале XVIII в. вырос петровский завод - Невьянский. Открытие Рукина и его товарищей, приведшее к созданию в XVII в. Железенского завода, послужило основанием для создания затем в этом же месте петровского завода - Каменского. Дела, совершенные русскими рудознатцами и строителями XVII в., также послужили основой для создания петровских Олонецких заводов. Также еще в XVII в. русские разведали рудные месторождения: тагильские, нерчинские и иные, - использованные для крупных дел в следующем столетии.
  В этом труде принимали участие представители всех сословий, но основную тяжесть его подняли на своих плечах представители простого народа - первые открыватели богатств наших недр. Простые русские люди осуществляли строительство в условиях жестокой эксплоатации со стороны заводчиков. Именно об этом говорят волнения тульских крестьян, приписанных к заводам. Достаточно напомнить о восстании крестьян Соломенской волости в 1672г., возглавленном Ларионом Осиповым, Василием Титовым и Иваном Михеевым. Также следует напомнить о том, как боролись против заводчиков-поработителей олонецкие крестьяне, вожаков которых приказали "бить кнутом на козле нещадно", то есть приговорили засечь насмерть. Остальных участников борьбы тогда приговорили: "...достальных крестьян бить вместо кнута батоги, сняв рубахи, нещадно и дать их на поруки с записью".
  Русскому народу дорогой ценой давалось освоение подземных богатств и работа первых заводов страны.
  И народ вынес все - народ-труженик, народ-рудознатец, народ-строитель.

Tags: о русском приоритете, хочу все знать
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments