Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Ветер истории крепчает!

Товарищи историки, так что это за цирк вокруг Землячки и что было на самом деле?

  ...Занимаясь производством своего "шедевра", Никита Сергеевич не удосужился проверить источник информации о Розалии Самойловне как об "организаторе и проводнике политики красного террора в Крыму". Иначе он установил бы, что ложь в адрес товарища Землячки первым начал распространять С.П. Мельгунов в своей книге "Красный террор" в России. 1918–1923 гг.", выяснил бы, что никаких документальных подтверждений Мельгунов не привел, за исключением того, что в 1920 году: "28 ноября уже появляется в "Извест. Времен. севаст. ревкома" первый список расстрелянных – их 1634 человека, из них 278 женщин; 30 ноября публикуется второй список в 1202 человека, из коих 88 женщин". А потом без всякого труда узнал бы, что "Известия Временного севастопольского ревкома" не только 28 ноября не выходили, они вообще не печатались в 1920 году – последний номер этой газеты датируется 1917 годом, то есть вообще никаких "улик" в книге о преступлениях красных в Крыму нет. Нет ничего, кроме больной фантазии автора, убежавшего из СССР.
  Дальше Никита Сергеевич уже смог бы догадаться, что сплетни о расстреле Землячкой из пулемета пленных белогвардейцев, ее указания "не тратить на беляков патроны, а топить их в море" являются просто болезненными фантазиями озлобленных эмигрантов, повторенными такими персонажами, как Солженицын. Стало бы известно Никите Сергеевичу, что издание книги С.П. Мельгунова за границей привело к тому, что европейский читатель, ознакомившийся с "фактами" зверства красных, вообще перестал верить в эти зверства, потому что этот "исторический труд" набит битком бредом вроде этого:
  "Прибывшие с Донского фронта офицеры передают как безусловно достоверный факт, что большевики, озлобленные последними неудачами при отступлении, начинают теперь разбрасывать банки с консервами. При исследовании консервов с безусловной очевидностью было установлено, что они содержат в себе бациллы чумы и холеры или отравлены трупным ядом. Количество оставленных большевиками при отступлении зараженных консервов часто довольно внушительно. Наши солдаты уже предупреждены об этой дьявольской мести большевиков, и консервы поэтому не достигают желательного для коммунистов эффекта".
  Поверить в существование у коммунистов такой "консерватории" может только современный российский кинорежиссер. Европейская публика в начале XX века так сильно деградировать не успела.
  Н.С. Михалков, имей он совесть, смог бы осознать, что заодно с Землячкой он опорочил имя знаменитого советского полярника, дважды Героя Советского Союза Ивана Дмитриевича Папанина, который, собственно, и был с ноября 1920 года комендантом Крымской ЧК, причем назначен он был на эту должность по рекомендации Розалии Самойловны. Если Михалков верит в утопленных и расстрелянных невинных белых офицеров, то в следующем его фильме можно ожидать сюжета о том, как ответственный секретарь Крымского обкома РКП(б) Р.С. Землячка, лежа за пулеметом в мини-юбке, длинными очередями лупит по толпе врангелевских офицеров, стоящих у стенки со связанными руками, а рядом с ней, вторым номером, лежит будущий исследователь Арктики И.Д. Папанин и следит, чтобы пулеметную ленту не перекосило...
  Может, еще Никита Сергеевич догадался бы внимательно прочесть "Окаянные дни" И. Бунина и узнал бы, что за три года пребывания в "большевистском аду" сам автор целых два раза подвергся "красному террору". Один раз у него на улице поинтересовались, почему он так неуважительно относится к советским газетам, а во второй – у него не совсем вежливо спросили лишний матрац. Больше ни одного зверства Бунин лично, собственными глазами не видел, остальное – пересказанные слухи, такие же, как и у С.П. Мельгунова, да рефлексия барина, впервые вблизи увидевшего русский народ.
  И в книге "Лед и пламень" И.Д. Папанина кинорежиссер мог бы прочесть: "Говорят, у каждого человека есть свой ангел-хранитель. Не знаю, у кого как, но у меня такой ангел был – Розалия Самойловна Землячка. Знал я ее не один десяток лет. И добрым ее отношением не злоупотреблял. Во всяком случае, лично для себя я ничего не просил у этой на редкость чуткой, отзывчивой женщины. Она прожила нелегкую жизнь, испытала и царские застенки, и тюрьмы, не раз смотрела смерти в лицо. И сколько я ее помню, работала, не жалея сил".
  Розалия Самойловна прожила свою жизнь как честный человек, до последнего вздоха служила народу, и о ней останется светлая память как о настоящей коммунистке.
  А вот о самом Никите Сергеевиче, боюсь, будут помнить как об исполнителе роли генерала-идиота, штурмующего с черенком от лопаты немецкий форт.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments