Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Партийные привилегии как наследие протоабажуров


Привилегии в партии появились не в 1930-ых годах, как это утверждают троцкисты, а практически сразу после Октября, примерно с 1918-1919 года, когда перед партией встал вопрос о ликвидации разрухи и восстановлении экономики. Их стали вводить не потому, что этого хотели большевики, Ленин или Сталин, а потому, что это было необходимым условием для поднятия промышленности и выхода страны из послевоенного времени. На административную, хозяйственную, научную работу привлекались вчерашние буржуазные специалисты, интеллигенты без которых подъем хозяйства был бы невозможен.

Это было отступление, шаг назад, но необходимый шаг. Эти особые привилегии, а именно: повышенная зарплата, улучшенные жилищные условия, спецпайки - распространялись во времена тов. Ленина только на мелкобуржуазную прослойку бюрократии и буржуазных ученых. Тов. Ленин прекрасно понимал и осознавал, какой вред и какую опасность для развития революции приносят такие отступления. В "Очередных задачах Советской власти" тов. Ленин изложил свою позицию по этому вопросу: "Без руководства специалистов различных отраслей знания, техники, опыта, переход к социализму невозможен, ибо социализм требует сознательного и массового движения вперед к высшей производительности труда по сравнению с капитализмом и на базе достигнутого капитализмом. Социализм должен по своему, своими приемами - скажем конкретнее, советскими приемами - осуществить это движение вперед. А специалисты неизбежно являются в массе буржуазными, в силу всей обстановки той общественной жизни, которая сделала их специалистами. Если бы наш пролетариат, овладев властью, быстро решил задачу учета, контроля, организации во всенародном масштабе, - (это было неосуществимо вследствие войны и отсталости России) - тогда, сломав саботаж, мы всеобщим учетом и контролем подчинили бы себе полностью и буржуазных специалистов. В силу значительного "опоздания" с учетом и контролем вообще, мы, хотя и успели победить саботаж, но обстановки, дающей в наше распоряжение буржуазных специалистов, еще не создали; масса саботажников "идет на службу", но лучшие организаторы и крупнейшие специалисты могут быть использованы государством либо по-старому, по-буржуазному (т.е. за высокую плату), либо по-новому, по-пролетарски (т.е. созданием той обстановки всенародного учета и контроля снизу, которая неизбежно и сама собою подчинила и привлекла бы специалистов). Нам пришлось теперь прибегнуть к старому, буржуазному средству и согласиться на очень высокую оплату "услуг" крупнейших из буржуазных специалистов. Все, знакомые с делом, видят это, но не вдумываются в значение подобной меры со стороны пролетарского государства. Ясно, что такая мера есть компромисс, отступление от принципов Парижской Коммуны и всякой пролетарской власти, требующих сведения жалований к уровню платы среднему рабочему, требующих борьбы делом, а не словами, с карьеризмом. Мало того. Ясно, что такая мера есть не только приостановка - в известной области и в известной степени - наступления на капитал ( ибо капитал есть не сумма денег, а определенное общественное отношение), но и шаг назад нашей социалистической, Советской, государственной власти, которая с самого начала провозгласила и повела политику понижения высоких жалований до заработка среднего рабочего. Конечно лакеи буржуазии, особенно мелкого разбора, вроде меньшевиков, новожизненцев, правых эсеров, будут хихикать по поводу признания того, что мы делаем шаг назад. Но нам нечего обращать внимание на хихиканье. Нам надо изучать особенности в высшей степени трудного и нового пути к социализму, не прикрывая наших ошибок и слабостей, а стараясь во - время доделывать недоделанное. Скрывать от масс, что привлечение буржуазных специалистов чрезвычайно высокими заработками есть отступление от принципов Коммуны, значило бы опускаться до уровня буржуазных политиканов и обманывать массы. Открыто объяснить, как и почему мы сделали шаг назад, затем обсудить гласно, какие имеются средства наверстать упущенное, - это значит воспитывать массы и на опыте учиться, вместе с ними учиться строительству социализма. Едва ли был хоть один победоносный военный поход в истории, когда бы победителю не случалось делать отдельных ошибок, терпеть частичные поражения, временно отступать кое в чем и кое - где назад. А предпринятый нами "поход" против капитализма в миллион раз труднее самого трудного военного похода, и впадать в уныние по поводу частного и частичного отступления было бы глупо и позорно" (В.И.Ленин, ПСС, т.27, изд.4, стр. 216 - 227).

Рост бюрократизма в советских государственных органах всегда настораживал Владимира Ильича и при любых его проявлениях Ленин бил тревогу. При нем постоянно велась борьба с бюрократизмом, об этом говорят декреты о борьбе с бюрократизмом. Рабочий, общественный контроль - вот та основа на которой должна строиться такая борьба, говорит тов. Ленин. 9 апреля 1919 г. ВЦИК было принято Положение о государственном контроле подписанное Лениным, Сталиным и Калининым. В соответствии с декретом ВЦИК от 8 февраля 1920 г. Наркомат государственного контроля был преобразован в Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). РКИ выполняла следующие функции: наблюдение за законностью, охрана государственной собственности, борьба с бюрократизмом и злоупотреблениями в госаппарате и хозяйственных органах и др. РКИ основывалась на принципах выборности ее членов и на местах опиралась на ячейки содействия РКИ.

Позже об опасностях перерождения и бюрократизма предостерегает тов. Сталин на VIII Съезде комсомола 16 мая 1928 года: "Второй вопрос касается задачи борьбы с бюрократизмом, задачи организации массовой критики наших недостатков, задачи организации массового контроля снизу. Одним из жесточайших врагов нашего продвижения вперед является бюрократизм. Он живет во всех наших организациях - и в партийных, и в комсомольских, и в профессиональных, и в хозяйственных. Когда говорят о бюрократах, обычно указывают пальцем на старых беспартийных чиновников, изображаемых у нас обычно в карикатурах в виде людей в очках. (Смех.) Это не вполне правильно, товарищи. Если бы дело шло только о старых бюрократах, борьба с бюрократизмом была бы самым легким делом. Беда в том, что дело не в старых бюрократах. Дело, товарищи, в новых бюрократах, дело в бюрократах, сочувствующих Советской власти, наконец, дело в бюрократах из коммунистов. Коммунист-бюрократ - самый опасный тип бюрократа. Почему? Потому, что он маскирует свой бюрократизм званием члена партии. А таких коммунистических бюрократов у нас, к сожалению, немало".

Далее тов. Сталин предлагает: "Говорят о критике сверху, о критике со стороны РКИ, со стороны ЦК нашей партии и т.д. Все это, конечно, хорошо. Но этого далеко еще не достаточно. Более того, главное теперь вовсе не в этом. Главное теперь состоит в том, чтобы поднять широчайшую волну критики снизу против бюрократизма вообще, против недостатков нашей работы - в особенности. Только организуя двойной пресс - и сверху и снизу, только перемещая центр тяжести на критику снизу, можно будет рассчитывать на успешную борьбу и искоренение бюрократизма". (И.Сталин ПСС, Т.11, стр.70 - 74).

Потом тов. Сталин развертывает компанию борьбы с бюрократизмом, о чем докладывает в своем политическом отчете ЦК XVI Съезду ВКП(б) 27июня 1930 года: "Опасность бюрократизма состоит, прежде всего, в том, что он держит под спудом колоссальные резервы, таящиеся в недрах нашего строя, не давая их использовать, старается свести на нет творческую инициативу масс, сковывая ее канцелярщиной, и ведет дело к тому, чтобы каждое новое начинание партии превратить в мелкое и никчемное крохоборство. Опасность бюрократизма состоит, во - вторых, в том, что он не терпит проверки исполнения и пытается превратить основные указания руководящих организаций в пустую бумажку, оторванную от живой жизни. Опасность представляют не только и не столько старые бюрократы, застрявшие в наших учреждениях, но и - особенно - новые бюрократы, бюрократы советские, среди которых "коммунисты" - бюрократы играют далеко не последнюю роль. Я имею ввиду тех "коммунистов", которые канцелярскими распоряжениями и "декретами", в силу которых они верят, как в фетиш, стараются подменить творческую инициативу и самодеятельность миллионных масс рабочего класса и крестьянства. Задача состоит в том, чтобы разбить бюрократизм в наших учреждениях и организациях, ликвидировать бюрократические "нравы" и "обычаи" и расчистить дорогу для использования резервов нашего строя, для развертывания творческой инициативы и самодеятельности масс. Задача эта нелегкая. Ее не разрешишь "в два счета". Но ее нужно разрешить во что бы то ни стало, если мы хотим действительно преобразовать нашу страну на началах социализма. В борьбе с бюрократизмом работа партии идет по четырем линиям: по линии развертывания самокритики, по линии организации дела проверки исполнения, по линии чистки аппарата и , наконец, по линии выдвижения снизу в аппарат преданных работников из людей рабочего класса. Задача состоит в том, чтобы приложить все силы к выполнению всех этих мероприятий". (И.Сталин ПСС, Т.12, стр.327 - 328).

И действительно, при Сталине борьба с бюрократизмом велась жестко. Массовые партийные чистки проходили регулярно. Например, третья "генеральная чистка" партийных рядов была объявлена совместным решением ЦК и ЦКК от 12 января 1933 года. Всего было вычищено до 400.000 человек, или 18% членов партии. Всего же, по озвученным Сталиным данным, с 1921 по 1934 год в результате чисток было исключено из партии 800.000 человек. Постановлением ЦК от 28 апреля 1933 года устанавливались следующие категории "вычищаемых":
  - классово чуждые и враждебные элементы, обманным путем пробравшиеся в партию и остающиеся там для разложения партийных рядов;
  - двурушники, живущие обманом партии, скрывающие от нее свои действительные стремления под прикрытием лживой клятвы в "верности" партии, пытающиеся сорвать ее политику;
  - открытые и скрытые нарушители железной дисциплины партии и государства, не выполняющие решений партии и правительства, подвергающие сомнению и дискредитирующие решения и установленные партией планы болтовней об их "нереальности" и "неосуществимости";
  - перерожденцы, сросшиеся с буржуазными элементами, не желающие бороться на деле с классовыми врагами, не борющиеся на деле с кулацкими элементами, рвачами, лодырями, ворами и расхитителями общественной собственности;
  - карьеристы, шкурники и обюрократившиеся элементы, использующие пребывание в партии и службу у советского государства для своих личных шкурнических целей, оторвавшиеся от масс и пренебрегающие нуждами и запросами рабочих и крестьян;
  - морально разложившиеся, роняющие своим неблаговидным поведением достоинство партии, пачкающие знамя партии.


* * *

Кроме бюрократизма, 1918-е, 1920-е годы ознаменовались стабилизацией мирового капитализма, спадом и ослаблением коммунистического движения в Европе. Революционная Европа терпела поражение за поражением. Победа белых в Финляндии, уничтожение Баварской советской республики, разгром Венгерской социалистической республики, полный провал польской компании. Мировая революция откладывалась на неопределенный срок. Советское государство, долгое время находится одно во враждебном империалистическом окружении. Советский Союз делает все возможное, чтобы поддержать международное, рабочее, революционное движение. Но в силу серьезных, внутренних, экономических, и политических проблем (из-за разрухи первой мировой и гражданской войны) он просто экономически не в состоянии спонсировать все международное, коммунистическое движение. На советскую республику оказывают мощное, капиталистическое давление извне, а также внутреннее давление от разных контрреволюционных элементов. C последующим наступлением своего кризиса, мировой империализм предпринимает попытки контрнаступления на завоевания Октябрьской революции. В странах Европы спонсируются и раскручиваются партии крайне правого толка. В 1922 году к власти в Италии приходят фашисты, в Германии в 1933, в Испании в 1939. Все эти обстоятельства не могли положительно сказаться на ВКП(б). Над партией повисла угроза перерождения рядов.

Тов. Сталин со всей своей марксистской дальновидностью дает ответ в своих "Вопросах и ответах" об опасности перерождения партии:
  "Какие имеются опасности нашего партийного перерождения в связи со стабилизацией капитализма, если эта стабилизация продержится долго?
  Есть ли у нас вообще такие опасности? Опасности такие, как возможные и даже как реальные опасности, несомненно существуют. Существуют они у нас безотносительно к стабилизации. Стабилизация делает их лишь более ощутительными. Их, этих опасностей, если взять главные из них, я думаю три:
  а) опасность потери социалистической перспективы строительства нашей страны и связанное с этим ликвидаторство;
  б) опасность потери международной революционной перспективы и связанный с этим национализм;
  в) опасность падения партийного руководства и связанная с этим возможность превращения партии в придаток государственного аппарата.
  Начнем с первой опасности.
  Характерную черту этой опасности составляет неверие во внутренние силы нашей революции; неверие в дело союза рабочих и крестьян; неверие в руководящую роль рабочего класса внутри этого союза; неверие в дело превращения " России нэповской" в " Россию социалистическую"; неверие в победу социалистического строительства в нашей стране. Это есть путь ликвидаторства и перерождения, ибо он ведет к ликвидации основ и целей Октябрьской революции, к перерождению пролетарского государства в государство буржуазно-демократическое.
  Источником такого "умонастроения", почвой его возникновения в партии является усиление буржуазного влияния на партию в условиях новой экономической политики, в условиях отчаянной борьбы капиталистических и социалистических элементов внутри нашего народного хозяйства. Капиталистические элементы ведут борьбу не только в области экономики. Они стараются перенести борьбу в область идеологии пролетариата, стараясь заразить наименее устойчивые отряды партии неверием в дело социалистического строительства, скептическим отношением к социалистическим перспективам нашей строительной работы, при чем нельзя сказать, чтобы их старания оставались абсолютно бесплодными.
  "Где же нам, отсталой стране, построить полное социалистическое общество,- говорят одни из таких заразившихся "коммунистов",- состояние производительных сил нашей страны не дает нам возможности ставить себе подобные утопические цели, дай бог кое-как продержаться, до социализма ли нам, будемте строить так или иначе, а там видно будет"...
  "Мы уже выполнили свою революционную миссию, проделав Октябрьскую революцию,- говорят другие,- теперь все зависит от международной революции, ибо без предварительной победы западного пролетариата мы не можем построить социализм, а революционеру в России, строго говоря, больше нечего делать"...Известно, что в 1923г., накануне германской революции, часть учащейся молодежи у нас готова была бросить книги и ехать в Германию, говоря, что " в России революционеру нечего делать, нужно бросить книги и ехать в Германию делать революцию".
  Как видите, обе эти группы " коммунистов", и первая и вторая, стоят на почве отрицания социалистических возможностей нашего строительства, на почве ликвидаторства. Разница между ними состоит в том, что первые прикрывают свое ликвидаторство " ученой" "теорией производительных сил" ( недаром на днях Милюков похвалил их в "Последних Новостях" "серьезными марксистами"), вторые же прикрывают его левыми и "ужасно революционными" фразами о мировой революции.
  В самом деле. Допустим, что революционеру нечего делать в России; допустим, что строить социализм в нашей стране до победы социализма в других странах немыслимо, невозможно; допустим, что победа социализма в передовых странах задержится еще лет на 10-20,- можно ли предположить при таких условиях, что капиталистические элементы нашего хозяйства, действующие в условиях капиталистического окружения нашей страны, согласятся прекратить смертельную борьбу с социалистическими элементами этого хозяйства и будут ждать, сложа руки, победы мировой революции? Стоит поставить этот вопрос, чтобы понять нелепость такого предположения. Но если это предположение исключается, что же остается тогда делать нашим "серьезным марксистам" и "ужасным революционерам"? Очевидно , что им остается лишь одно: вертеться на холостом ходу, отдаться воле стихии и помаленьку переродиться в буржуазных демократов
". (И. Сталин, ПСС т.7, стр. 164 - 172, 9 июня 1925г.).

Далее тов. Сталин говорит о неверии в пролетарскую революцию и пролетарский интернационализм как залог победы над капитализмом и империализмом. Что некоторые товарищи стали рассматривать советскую республику как державу капиталистическую со своими интересами и сферами влияния, что СССР тоже мог бы присоединиться к капиталистическому грабежу народов. Тов. Сталин резко критикует такие воззрения. В последнем своем пункте тов. Сталин говорит об опасности падения партии и возможности доминирования государственного аппарата. Что характерной чертой этой опасности является неверие во внутренние силы партии; неверие в партийное руководство; стремление государственного аппарата ослабить партийное руководство, освободиться от него; непонимание того, что без партийного руководства не может быть диктатуры пролетариата.

Другая опасность, которая стала господствовать в партии 1920-х годов, это зазнайство и самодовольство партийных руководителей, которые своим зазнайством и самодовольством стали отрываться от широких пролетарских масс. Неправильное понимание теории диктатуры пролетариата сделало опасность отрыва от масс реальностью. Тов. Сталин неоднократно указывал на эти недостатки, которые скрывают опасность:
  "Я уже не говорю о том, что формула "диктатура партии" , взятая без указанных выше оговорок, может создать целый ряд опасностей и политических минусов в нашей практической работе. Этой формулой, взятой без оговорок, как бы подсказывают:
  а) беспартийным массам: не смейте противоречить, не смейте рассуждать, ибо партия все может, ибо у нас диктатура партии;
  б)партийным кадрам: действуйте посмелее, нажимайте покрепче, можно и не прислушиваться к голосу беспартийных масс, - у нас диктатура партии;
  в) партийным верхам: можно позволить себе роскошь некоторого самодовольства, пожалуй, можно даже зазнаться, ибо у нас диктатура партии, а "значит" , и диктатура вождей. Об этих опасностях уместно напомнить именно теперь, в период подъема политической активности масс, когда готовность партии внимательно прислушиваться к голосу масс представляет для нас особую ценность, когда чуткость к запросам масс является основной заповедью нашей партии, когда от партии требуется особая осмотрительность и особая гибкость в политике, когда опасность зазнаться является одной из самых серьезных опасностей, стоящих перед партией в деле правильного руководства массами
". (И.В.Сталин, "К вопросам ленинизма").

Таким образом, в большевистской партии и советских государственных органах сформировался слой бюрократов, приспособленцев, перерожденцев, двурушников, коррупционеров. И как мы видели выше, это не вина большевиков, это наша беда. Мы видели, что Ленин и Сталин ожесточенно боролись с этими явлениями, но как нам показала историческая практика, этого оказалось не достаточно.

Многие вожди в разные времена вели ожесточенную борьбу с бюрократизмом, приспособленчеством, коррупцией. Ленин - декретами, и своими известными чистками партии путем перерегистрации членов партии (террор в отношении бюрократов не был исключением). Сталин еще более жестко, методом жесткого административного регулирования и путем критики снизу, либо с помощью репрессивного аппарата НКВД. Председатель Мао - путем организации рабочих низов молодежи, этот путь известен под именем Культурной революции. Опыт Мао очень нужный и очень полезный, более эффективного не было пока придумано. Тем не менее, это не спасло Китай и КПК от перерождения и реставрации капитализма. В будущем, опыт всей революционной борьбы с перерождением и бюрократизмом должен быть соединен.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments