December 3rd, 2008

БСД

Нет худа без добра!

  История с переименованием "Большой Коммунистической" в "Русского Геббельса", как ни странно, уже дала на выходе и положительный результат: ранее белая и пушистая, теперь Наталья Холмогорова стала красной. Тем самым подтверждена моя гениальная мысль о неизбежном приходе мыслящих националистов к более передовой идее, о переходе их на нашу сторону баррикад - и, соответственно, посрамлены догматики и начетчики.
  И действительно: Смогут ли "левые" принять этот вызов? Покажут ли, на что способны?

БСД

Некоторых боженька лишь мягко журит

Бумеранг

  Львовская публика обидела народную артистку России Лию Ахеджакову, звезду фильмов Ирония судьбы и Служебный роман. Актриса отметила хамское поведение зрителей во время ее спектакля Персидская сирень во Львовском оперном театре, сообщает ЗIК.
  "Я не в первый раз в моем любимом Львове. Но за всю мою жизнь мне не было так неимоверно трудно играть, как сегодня. Беспрестанный стук дверей, звонки мобильных телефонов, разговоры и шум... Мне больно и горько. Артист на сцене очень одинок и беззащитен. В него можно стрелять, когда он на сцене. Его можно убить. Вы убивали нас сегодня тем, что происходило в зале. И очень обидно, что это все - в дорогом мне Львове. Пожалуйста, не поступайте так больше", - такими словами прервала вчера, 17 ноября, аплодисменты зала Лия Ахиджакова.
  Как отмечает издание, не взяв цветов, актриса покинула сцену. Тех, кто после спектакля хотел извиниться перед Лилией Ахиджаковой и Михаилом Жигаловым (он тоже играл в постановке), охрана не пустила в гримерную: актриса не хотела, чтобы видели ее слезы.
  По информации журналистов, в этот вечер зрителями были работники одной из крупнейших кондитерских компаний, базирующейся во Львове, которая праздновала свое 10-летие сотрудничества с другой корпорацией.
  Перед спектаклем в фойе Львовского национального театра оперы и балета им. Соломии Крушельницкой около полутора часов проходили празднования, подавались алкогольные напитки.
  Во время спектакля постоянно звонили мобильные телефоны, некоторые зрители разговаривали по телефону, шумели, в проходах в партере не прекращалось хождение, звучал хохот.

  И вроде бы права Лия Ахеджакова, ей горько и обидно. Жалко пожилую хорошую актрису. Но когда вспоминаешь, как она 3 октября 1993 года верещала "раздавить гадину!, уничтожить этих проклятых коммуняк!!", то жалость куда-то испаряется.
  Ты, Ахеджакова, жнешь то, что сеяла 15 лет назад.