October 16th, 2009

БСД

Математическая модель революций

  Физикам из Кембриджского университета удалось создать математическую модель, которая с равным успехом описывает как успешные революции, так и внедрение на рынок новых продуктов.
  Простейший пример, который описывает модель, следующий. Имеется группа частиц на плоскости. Направление движения частицы определяется усредненным направлением движений частиц вокруг нее (частица, так сказать, "идет за толпой"). Если в данную группу ввести некоторый набор частиц-лидеров, которые движутся вправо, то вся масса рано или поздно начнет двигаться в данном направлении.
  В связи с этим возникает следующий вопрос: может ли другая группа частиц-лидеров, заставить всю массу двигаться влево? В рамках данной модели победит та группа, которая более многочисленна. Однако ситуация меняется, если в модель ввести некоторые нетривиальные взаимодействия частиц между собой. Физики добавили лидерам две характеристики. Во-первых, насколько быстро они способны распространять свое влияние. Во-вторых, насколько хорошо они способны удерживать привязанность уже "обращенных" частиц.
  В результате исследователям удалось установить, что окончательное направление движения обуславливается распределением частиц-лидеров той или иной фракции. Так, например, при некоторых неудачных распределениях "правых" частиц, малочисленные "левые" вполне способны изменить направление движения всей массы.
  Сами ученые отмечают, что их модель может быть использована в самых различных ситуациях. Например, когда речь идет о внедрении нового продукта на рынок, где главенствует несколько основных. В новой модели у новичков есть шанс отвоевать себе экономическое пространство. Кроме этого исследователи отмечают, что модель может объяснять успешные революции. Так, правильно распределенная команда революционеров-активистов вполне может выиграть умы основной части населения и добиться смены власти.

БСД

Модели революции

  Наиболее общая классификация теорий революции базируется на определенных образах, или моделях. Одни теории ставят в центр своих моделей деятельность, мобилизацию людей, другие - структурный контекст, условия, в которых происходят революции. Среди первых традиционной можно считать "вулканическую модель", согласно которой революции прорываются снизу, стихийно, в результате накопления общего напряжения, недовольства, враждебности, превышающих известный предел. Движущими силами являются массы отчаявшихся людей, которые не могут жить по-старому. Это - образ "периодически повторяющихся взрывов социально-психологических напряжений, которые кипят как лава под земной корой или бушуют как пар в гейзере".
  В рамках другой, "заговорщической модели" акцент ставится на деятельности "заговорщиков", которые сначала не представляют никакие массы, а выступают как сторонние агитаторы, подталкивающие массы к революционным действиям. Люди становятся жертвами манипулирования, пропаганды и идеологии, с помощью которых профессиональные революционеры (или группировки из числа их вождей) подстрекают их к действию. Революции, таким образом, - это "работа подрывных элементов, которые просто гениально, обманными посулами и принуждением провоцируют массы на насилие". Иными словами, революции являются результатом заговора. "Революция взращивается насильственно и искусственно. Ее семена, брошенные в плодородную почву, удобряются садовниками - революционерами и загадочным образом прорастают благодаря тем же садовникам, вопреки силам природы".
  Модели второго типа сосредоточивают внимание на структурном контексте. Они предполагают, что в каждом обществе всегда имеется большой запас недовольства, которое выливается в революцию лишь при определенных благоприятных структурных условиях. Революции не "создаются", а "высвобождаются". Согласно модели "предохранительного клапана для выпускания пара", они "прорываются" только тогда, когда происходит срыв правительственного контроля, ослабляются репрессивные меры, наступает крах государства. "Революционные ситуации развивались по причине военно-политического кризиса государства и господства одних классов над другими. И лишь благодаря возникшим таким образом возможностям революционные лидеры и бунтующие массы смогли завершить революционные преобразования".
  Другую разновидность этого подхода можно назвать моделью "найденного сокровища". Революции возникают в условиях появления новых ресурсов и возможностей. Среди них решающая роль признается за "возможностями политических структур", дающими шансы для коллективных действий. Важную роль играет также экологический фактор, объединяющий массы людей в урбанистических и индустриальных поселениях. Наконец, по мнению некоторых авторов, социальная дезорганизация и неуравновешенность (системный дисбаланс), вызванные быстрыми социальными изменениями, создают благоприятные структурные предпосылки для революционной мобилизации.
  Каждый из двух рассмотренных типов моделей, концентрирующих внимание на деятельности и на структуре, похоже, содержит долю истины. Наверное, в будущем теоретизирование примет более эклектичный, многомерный характер. Вероятна попытка интегрировать все части сложного феномена революции в одну, внутренне согласованную модель.

Петр Штомпка, "Социология социальных изменений"