January 15th, 2013

БСД

Внезапно заговорил старый флюгер (М. Муромов)

  Ряд российских правозащитников отметили важность вступления в Грузии в силу закона "Об амнистии" и поздравили освобожденных в воскресенье 190 политзаключенных. Заявление, подписанное правозащитниками Людмилой Алексеевой, Сергеем Ковалевым, Алексеем Семеновым, Юрием Рыжовым и Эрнстом Черным, распространили в понедельник, 14 января, грузинские СМИ.
  Это, на минуточку, существа из той самой публики, что восторженно пописывала и взахлеб почитывала словоблудия в жанре "Почему у Грузии получилось?", о прелестях Святой Троицы "Приватизация-Либерализация-Десталинизация".
  Теперь вдруг обнаруживается, что получилось-то не очень. Настолько не очень, что наиглавнейшей потребностью Грузии оказался закон "Об амнистии", поскольку откуда-то вдруг взялось неимоверное количество политзаключенных.
  Бурные, продолжительные:

  
БСД

ВОР У ВОРА ДУБИНКУ УКРАЛ

Солженицын и евреи

  Книга известного критика Бенедикта Сарнова "Феномен Солженицына", вышедшая в прошлом году, по многим данным и сама совершенно феноменальна. В частности, из нее отчетливо видно то, о чем раньше никто не говорил: что в "раскрутке" Солженицына с самого начала, с первых его шагов большую роль сыграли соплеменники критика. Он копошится во многих подробностях и мелочах литературной биографии писателя. Уделяет несколько страниц даже тому, из чьих ручек получил Твардовский как главный редактор "Нового мира" первый рассказ этого гения "Один день Ивана Денисовича": из ручек ли Льва Копелева, его ли супруги Раисы Орловой или сотрудницы журнала Аси Берзер. Думаю, что читателю нет до этого никакого дела. Но нельзя не заметить, что все эти ручки из одного этнического ресурса.
  Да и в редакции журнала было тогда, как у гоголевского Янкеля в осажденном казаками Дубно: "Наших много!" И впрямь, члены редколлегии В.Г.Закс, А.И.Сац, Александр Моисеевич Марьямов, Ефим Дорош, да тут и Виноградов, который, к тому же, еще и католик, да завредакцией Н.П.Бианки, да Инна Борисова, да помянутая Берзер... Только трое русских и было: сам Твардовский, А.Г.Дементьев и В.Я.Лакшин. А когда был ампутирован Дементьев, его заменил М.Н.Хитров. Правда, говорят, что еще и уборщица тетя Нюша была русская.
  А вот кто в мае 1967 года составлял и распространял письмо в президиум Четвертого съезда писателей в поддержку письма Солженицына туда же: сам Сарнов, Борис Балтер, Наум Коржавин (Мандель), Владимир Корнилов да какой-то Юрий Штейн - тоже, как на подбор. Письмо это подписали 80 человек, среди которых русских - около двадцати, почти все остальные - друзья Сарнова: Войнович, Лазарев (Шиндель), Слуцкий, Рощин (Гибельман) и т.д. То есть тут они составляли примерно 3/4, а вот с известным письмом "Раздавите гадину!" в "Известиях" 5 октября 1993 года картина более отрадная - их там всего-то лишь половина.
  А кто были, по выражению Сарнова, те "присяжные борзописцы, которые по приказу с самого верха кинулись взахлеб хвалить "Один день": в "Правде", в "Известиях", "Литературке"? "Сочинение это пришлось ей (ораве? стае? шайке? банде? - В.Б.) сильно по душе". Ну, вообще-то, похвал было много. Но самым первым присяжным борзописцем (неужто по приказу с самого верха?) еще в рецензии даже не на книгу, а на рукопись выскочил обожаемый старец Корней Чуковский; потом принялся взахлеб - знать, по тому же приказу - нахваливать уже книгу именно в "Правде" Самуил Маршак, о котором Сарнов когда-то написал чувствительную книгу; тут же в "Литературной газете" вылез еще один присяжный борзописец и близкий друг нашего критика Григорий Бакланов - и тоже взахлеб. Именно на их захлеб счел нужным опереться Твардовский в известном письме Константину Федину, возглавлявшему тогда Союз писателей, о "деле Солженицына": "Литературное чудо" - так озаглавил свою рецензию на рукопись "Одного дня" К.И. Чуковский..." и т.д.
  Вот какова с молодых лет среда обитания критика Б.Сарнова - сплошь присяжные борзописцы.
  Наконец, вспомним, кто и совсем в недавнее время душевней всех прославлял Солженицына? Говорящий мим Радзинский.
  Кто взывал с телеэкрана "Читайте Солженицына!"? Аномальный умник Борис Немцов. Опять же, "все наши".
  Но когда Полубессмертный свою роль выполнил, некоторые из борзописцев вдруг призадумались: "А не антисемит ли он? Ведь еще образ Цезаря Марковича в "Одном дне" представлен без должного обожания... Странно... Сомнительно… Подозрительно..." А портретики в "ГУЛАГЕ": Ягода, Френкель, Сольц, Берман... К чему бы это?
  У нас почему-то всегда стесняются анализировать событие с национальной точки зрения. Даже пустили в ход ловкую придумку, например, о преступности: "Преступность национальности не имеет". Она не должна иметь ее перед законом, но у нас и тут имеет. Многочисленные факты вопиют: кавказцы убили нескольких русских ребят. А нам говорят: это инопланетяне. И отпускают прямо из зала суда или даже из отделения милиции. Только после многолетних раздумий Путин решился, наконец, убрать с должности министра МВД, которое несет главную ответственность за борьбу против преступности, инопланетянина Рашида Нургалиева.
  А вот Маркс и Плеханов, Ленин и Сталин не только не избегали национального аспекта явлений, но порой считали его совершенно необходимым. Так, Ленин в статье "Как чуть не погасла "Искра" рассказал, что в 1900 году на совещании в Швейцарии при обсуждении вопроса о создании партии Г.В. Плеханов был решительно против приема бундовцев: "Вы молоды, - шумел маститый теоретик и пропагандист марксизма, - и плохо знаете это "колено гадово". Они националисты, и хотят не социализм строить, а эксплуатировать русских. Партия должна быть русской!"
  А женат он был, между прочим, на Розалии Марковне Богард (1856-1949), бывшей ему искренним и преданным другом.
  Разумеется, с Плехановым, несмотря на его огромный авторитет, можно было не соглашаться, спорить, что Ленин тогда и сделал, но важно, что они не стеснялись об этом говорить, спорили. Правда, Ленин по достижении тогдашнего возраста Плеханова и сам сильно вознегодовал против "бундовской сволочи" и "еврейских марксистов, которые скоро на нас верхом будут ездить".
  Collapse )