March 9th, 2013

БСД

Заявление представителя командования Корейской Народной Армии

Посольство КНДР в РФ
5 марта 2013 года

  12 декабря прошлого года КНДР успешно запустила в мирных целях искусственный спутник Земли на законном основании, обеспечивая небывалую в международной практике прозрачность и выбрав время запуска, когда ситуация была сравнительно стабильной.
  Тем не менее США и их союзники, которые изначально планировали использовать наш космический запуск в качестве предлога очередной кампании по задушению КНДР, без всяких на то оснований отказали за ней суверенное право на космические пуски и, мобилизуя машину Совбеза ООН, пошли на принятие "резолюции по санкциям" и совершение жесточайших враждебных акций против КНДР.
  Такие враждебные действия продолжаются и по сей день.
  При такой ситуации КНДР была вынуждена предпринять реальные ответные меры по защите безопасности и суверенитета страны. И с целью самообороны 12 февраля этого года КНДР провела третье подземное ядерное испытание, которое прошло также успешно, на самом высоком уровне.
  Тем не менее, США и их союзники, в том числе Южная Корея, вместо того, чтобы извлечь должный урок из такого поворота событий, делают более упорные и отчаянные усилия по ужесточению "санкций".
  И не довольствуясь этим, с 1 марта, на целых 60 дней, вновь начали нацеленные против КНДР совместные военные учения под кодовыми названиями "Ки Ризолв" и "Фоул Игл", на которые переброшен большой контингент агрессивных войск.
  В отличие от прошлого года, в этот раз на учениях участвует большое количество наземных, морских и воздушных ударных сил, в том числе соединение крупнейшего атомного авианосца со 100 ядерных боеголовок и стратегический бомбардировщик "В-52Н", и вооруженные силы стран-сателлитов, таких как Южная Корея, Великобритания и Австралия.
  Поэтому нынешние военные учения могут быть истолкованы не иначе, как самые опасные ядерные военные приготовления против КНДР и самой откровенной военной провокацией со стороны всех мастей враждебных сил.
  Подобные суровые реалия свидетельствуют о том, что политика посягательства на суверенитет КНДР уже перешла черту жестоких экономических "санкций" и перерастает в агрессивные военные кампании.
  В этой связи 23 марта Верховное командование КНА отправило через свою миссию в Пханмунджоме телефонное уведомление, предупреждающее о том, что, если агрессивные войска США так и развяжут войну, то с этого момента над ними будет висеть дамоклов меч, извещая об их жалкой концовке с часу на час.
  Тем временем авантюристические военные маневры набирают свой оборот и гнусные заговоры США и южнокорейских марионеток по запуску нового витка "санкций" против КНДР усиливаются с каждым днем.
  Исторически наш народ не запускал ни одной стрелы, не бросал ни камешка на территорию США. А вот США, которые нанесли нашему народу кровавые обиды, которым нет прощения вовеки веков, и ныне бешенствуют в своих попытках проглотить нашу страну.
  Дело усугубляется тем, что такая политика находит полную поддержку властями Южной Кореи, которые больны идолопоклонством перед Америкой.
  К примеру, совсем недавно министр обороны марионеточного правительства Ким Кван Джин и председатель объединенного комитета начальников штабов Чон Сун Джо ездили по прифронтовым частям, командованиям флота и войскам управляемых ракет и пропагандировали о мнимых "военных провокациях" Севера, делая безрассудные заявления о необходимости нанесения "беспощадных и превентивных ударов по очагам провокаций".
  Собственно говоря, эти фигуры являются предателями нации, которые вкупе с Ли Мен Баком, полным профаном и в политике, и в военной науке, привели к краху межкорейские отношения. Этим солдафонам не дано знать, что в уме у своего босса в лице США, к чему склонны соседние страны и, в конце концов, что желают свои соотечественники.
  Ничем не уступают им политиканы, которые, не имея понятия, что в самом деле является ценным достоянием нации, по указке своего босса требуют о демонтаже ядерного оружия и об отказе от провокаций, двигаются как робот и зубрят как попугай.
  Наша армия и народ не могут смириться с тем, что суверенитет и достоинство нации попираются заклятым врагом США и сворой предателей, одержимых идеей конфронтации с Севером, что высшие интересы страны подвергаются серьезным угрозам.
  Представитель Верховного командования КНА уполномочен заявить о следующих важнейших мерах.
  Во-первых, как уже было заявлено, КНДР предпримет более мощные и реальные ответные меры, которые последуют одна за другой, в противовес жесточайшим военным акциям США и других враждебных сил.
  Наша армия и народ не склонны заниматься пустословием.
  Сказал и сделал, - такова манера сонгунской Кореи.
  Об этом свидетельствует история прошлых лет, когда КНДР вышла победителем в двух революционных войнах и, преодолев всякие испытания, одержала победу за победой.
  Стоит напомнить, что все части сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил, войск противовоздушной обороны, стратегических ракетных войск, отряды Рабоче-крестьянского Красного ополчения и Красной молодой гвардии уже находятся в полной готовности к войне тотального противостояния, в соответствии с оперативным планом, который подписал Верховный Главнокомандующий.
  Теперь, когда США нападают на КНДР, размахивая ядерным оружием, мы тоже ответим им ядерными ударными силами нашего образца, которые отличаются точностью и многообразием. Эти удары полетят после нажатия кнопок, превращая свои цели в море огня.
  Эта земля не есть Балканы, тем более - не Ирак или Ливия. У нас в распоряжении есть все виды оружия, в том числе ядерные бомбы, которые теперь стали легче и меньше.
  Во-вторых, КНДР полностью аннулирует Соглашение о перемирии.
  Нынешние военные учения США и Южной Кореи являются очередным ярким проявлением систематических нарушений ими этого соглашения.
  Следовательно, с 11 марта, когда нынешние военные учения вступят в самую активную стадию, Верховное главнокомандование признает недействительными все пункты Соглашения о перемирии, которое до сих пор существовало хотя бы номинально.
  Теперь мы тоже намерены освободиться от обязательств по соглашению о перемирии и в любое время по любой цели нанести ничем не ограниченные удары справедливости и добиться заветного национального чаяния – воссоединения Родины.
  В-третьих, Миссия КНА в Пханмунджоме, которая действовала как временный консультативный орган для установления механизма мира на Корейском полуострове, полностью прекратит свою деятельность.
  В этой связи будет одновременно принято решение о блокировании телефонного канала в Пханмунджоме между военными представителями КНДР и США.
  Поскольку происки коалиционных враждебных сил по нарушению суверенитета и достоинства КНДР перешли в опасную фазу, наш выбор тоже стал очевидным. На кинжал врагов ответить мечом, на винтовку – пушкой, на ядерные угрозы – более мощными средствами точных ядерных ударов нашего образца.
  Такова незыблемая позиция нашей армии и народа. Таков наш стиль в духе горы Пэкту.
  США и их союзникам не должны забывать ни на минуту, что они стоят на перепутье – жизнь или смерть. Окончательная победа за нами, за нашими армейцами и народом, которые встали в защиту своего суверенитета.

БСД

С днем рождения, товарищ генерал-лейтенант!

Бонч-Бруевич М.Д.  За год до первой мировой войны в России с огромной помпой было отпраздновано трехсотлетие дома Романовых. Через четыре года династия полетела в уготованную ей пропасть. Я был верным слугой этой династии, так как же случилось, что я изменил государю, которому присягал еще в юности?
  Каким образом я, "старорежимный" генерал, занимавший высокие штабные должности в императорской армии, оказался еще накануне Октября сторонником не очень понятного мне тогда Ленина? Почему я не оправдал "доверия" Временного правительства и перешел к большевикам, едва вышедшим из послеиюльского полуподполья?
  Если бы этот крутой перелом произошел только во мне, о нем не стоило бы писать,- мало ли как ломаются психология и убеждения людей. Но в том-то и дело, что я был одним из многих.
  Существует ошибочное представление, что подавляющее большинство прежних офицеров с оружием в руках боролось против Советов. Но история говорит о другом. В пресловутом "ледяном" походе Лавра Корнилова участвовало вряд ли больше двух тысяч офицеров. И Колчак, и Деникин, и другие "вожди" белого движения вынуждены были проводить принудительные мобилизации офицеров, иначе белые армии остались бы без командного состава. На службе в Рабоче-Крестьянской Красной Армии в разгар гражданской войны находились десятки тысяч прежних офицеров и военных чиновников.
  Не только рядовое офицерство, но и лучшие генералы царской армии, едва немцы, вероломно прекратив брестские переговоры, повели наступление на Петроград, были привлечены к строительству вооруженных сил молодой Советской республики и за немногим исключением самоотверженно служили народу.
  В числе русских генералов, сразу же оказавшихся в лагере Великой Октябрьской революции, был и я.
  Я не без колебаний пошел на службу к Советам.
  Мне шел сорок восьмой год, возраст, когда человек не склонен к быстрым решениям и нелегко меняет налаженный быт. Я находился на военной службе около тридцати лет, и все эти годы мне внушали, что я должен отдать жизнь за "веру, царя и отечество". И мне совсем не так просто было прийти к мысли о ненужности и даже вредности царствующей династии — военная среда, в которой я вращался, не уставала твердить об "обожаемом монархе".
  Я привык к удобной и привилегированной жизни. Я был "вашим превосходительством", передо мной становились во фронт, я мог обращаться с пренебрежительным "ты" почти к любому "верноподданному" огромной империи.
  И вдруг все это полетело вверх тормашками. Не стало ни широких генеральских погон с зигзагами на золотом поле, ни дворянства, ни непоколебимых традиций лейб-гвардии Литовского полка, со службы в котором началась моя военная карьера.
  Было боязно идти в революционную армию, где все представлялось необычным, а зачастую и непонятным; служить в войсках, отказавшись от чинов, красных лампасов и привычной муштры; окружить себя вчерашними "нижними чинами" и видеть в роли главнокомандующего недавнего ссыльного или каторжанина. Еще непонятнее казались коммунистические идеи - я ведь всю жизнь тешился мыслью, что живу вне политики.
  И все-таки я оказался на службе у революции. Но даже теперь, на восемьдесят седьмом году жизни, когда лукавить и хитрить мне незачем, я не могу дать сразу ясного, и точного ответа на вопрос, почему я это сделал.
  Разочарование в династии пришло не сразу. Трусливое отречение Николая II от престола было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Ходынка, позорно проигранная русско-японская война, пятый год, дворцовая камарилья и распутинщина — все это, наконец, избавило меня от наивной веры в царя, которую вбивали с детства.
  Режим Керенского с его безудержной говорильней показался мне каким-то ненастоящим. Пойти к белым я не мог; все во мне восставало против карьеризма и беспринципности таких моих однокашников, как генералы Краснов, Корнилов, Деникин и прочие.
  Оставались только большевики...
  Я не был от них так далек, как это могло казаться.
  Мой младший брат, Владимир Дмитриевич, примкнул к Ленину и ушел в революционное большевистское подполье еще в конце прошлого века. С братом, несмотря на разницу в мировоззрении и политических убеждениях, мы всегда дружили, и, конечно, он многое сделал, чтобы направить меня на новый и трудный путь.
  Огромную роль в ломке моего миросозерцания сыграла первая мировая война с ее бестолочью, с бездарностью верховного командования, с коварством союзников и бесцеремонным хозяйничаньем вражеской разведки в наших высших штабах и даже во дворце самого Николая II.

М. Д. БОНЧ-БРУЕВИЧ,
генерал-лейтенант в отставке