June 13th, 2013

БСД

Практика как критерий истины

  Тут один френд из красных в полемическом запале гомосракаканья признался, что в интимной жизни допускает, хи-хи, некоторые шалости. Мол, обычно помалкиваю об этом, но сегодня не могу не сказать...
  Сегодня пролистал этот бложек - пост убран. Возможно, конечно, это я проглядел, но пролистывал дважды, так что вероятнее всего - убран. Таким образом, товарищ действием подтвердил то, что оспаривал на словах: не стоит парадировать тем, что творится за дверьми будуара. И ни у кого никаких претензий не будет.

БСД

Европа беднее нас талантливыми людьми ("русофоб" Ленин)

  На протяжении веков очень многие западноевропейские представители исторической и иных наук чрезвычайно энергично распространяли клеветнические вымыслы о России и русском народе. Их, этих вымыслов, было так много, что еще в 1711г. один из серьезных и беспристрастных зарубежных исследователей, писавших о нашей стране, историк Гейнекций сказал: "Русский народ на протяжении веков имел то несчастье, что кто угодно свободно мог распускать о нем по всему свету абсурднейшие нелепости, не опасаясь встретить возражений".
  В XVIII в., когда в Россию были приглашены многие зарубежные ученые и в нашей Академии наук было засилье иноземцев, получил хождение клеветнический вымысел последних: "Из русских ни ученых, ни художников не может быть".
  В сочинениях, изданных на русском и иностранном языках, подобные вымыслы сложились еще в XVIII в. в своеобразную "концепцию", сущность которой сводилась к тому, что творчество в технике не может быть уделом русских. Такая "концепция" ярко проявилась в трудах Палласа, очень много писавшего о состоянии техники и промышленности в России.
  Во время путешествий по Уралу, Алтаю и по Сибири он заинтересовался множеством остатков древних горных разработок, обычно именуемых "чудскими". Размышляя об их происхождении, Паллас поставил вопрос о народе, занимавшемся этими разработкам" в глубокой Древности: "Но кто был оной рудоискательной народ? Может быть Парфяне, в историях затерянные? Или искусные немцы, происходящие от их поколения, и того ради, как изобретатели рудокопаний, славные?"
  Так рассуждал в 1771г. Паллас, описывая в своем "Путешествии по разным местам Российского государства" древние "чудские" разработки, виденные им в районе Змеиногорска, то есть в центре нашего рудного Алтая, и в иных местах. Слова о том, что еще в доисторические времена "искусные немцы" могли подвизаться в нашей стране от Урала до Тихого океана, создавая новое на наших землях, эти слова у Палласа не являются обмолвкой. Это и не "догадки стихотворческие", как он хочет сделать вид.
  Глядя на древние погребения на Алтае, он продолжал упорно развивать мысли в том же направлении. Он писал: "Почти всегда находятся сии гробницы вблизи ручья, озера или реки, на прекраснейших высоких полях или у подошвы горы и на ровных долинах. Я вспоминал всегда, видя сии гробницы, могилы древних богатырей и воинов, какие находятся в некоторых местах Германии, а особенно в Марк-Бранденбургии, кои кажутся быть почти точно как оные".
  Паллас усиленно развивал подобные мысли и в последующих произведениях, издававшихся Академией наук в Петербурге. В 1780г. в "Академических известиях" напечатана работа Палласа, самое название которой определяет направление, в котором шли помыслы ее автора: "Рассуждения о старинных рудных копях в Сибири и их подобии с Венгерскими, различествующими от копей Римских".
  Сообщив о множестве древних могил по Енисею, Абакану, в Саянах, на Алтае, Паллас очень точно высказал свои взгляды: "Вся наружность сих могил походит на древние могилы германцов, какие находят в некоторых местах в Немецкой земле".
  Среди многих ученых рассуждений Палласа встречаются еще такие замечания: "Мне кажется весьма удивительною некоторая особенность, коей истолкование довело бы нас, может быть, до некоторых исторических откровений, касающихся до успехов Европейских рудных дел".
  Указав, что в древних могилах на Енисее находят "некоторый род клюк различного вида и украшения, которые насаживаемы были на палки", Паллас заявил: "Сии клюки весьма похожи на те, какие носят в праздники еще и ныне Саксонские и Богемские рудокопы, кои обыкновенно обвивают их серебряною проволокою. Они известны там под названием Berghaekel".
  По Палласу выходит: за все русские должны кланяться немцам. Немцы - "создатели" в нашей стране первых горных разработок еще в доисторические времена. Иртышские, обские, енисейские погребальные курганы - "немецкие" произведения. Увенчивают "концепцию" Палласа "саксонские клюки" в древних могилах на Енисее, как "историческое откровение, касающееся до успехов Европейских рудных дел".
  Для оценки подобных измышлений у русского народа есть старая поговорка: "Добро заморскому гостю врать".
  Однако только оценкой нельзя ограничиться, а следует вспомнить и о резонансе, какой имели подобные "концепции", широко распространявшиеся в авторитетных изданиях на русском и иностранных языках.
  Паллас был ученым с мировым именем, автором множества серьезных и добросовестно выполненных исследований. К его словам прислушивались и русские и зарубежные деятели того времени, да и современные нам исследователи широко пользуются его трудами.
  Слова подобного исследователя имели не только широкое и весьма основательное звучание во всем мире. Для большей части читателей его слова, по интересующей нас теме, были вообще первыми. Звучание первого слова, да еще сказанного крупнейшим ученым, как известно, очень сильно. Кроме того, Паллас не был одинок, он имел многих своих предшественников и последователей из зарубежных деятелей, бывавших и действовавших в России.
  Концепция "германского" происхождения древнейших следов горнометаллургических дел в Сибири сочеталась у подобных авторов еще в те времена со столь же "достоверными концепциями" об основоположниках новых горнозаводских дел в России XVII-XVIII вв.
  В 1810г. в Екатеринбурге издан большой печатный труд, посвященный истории горнозаводских дел в нашей стране: "Историческое начертание горного производства в России". Автор - Иван Филиппович Герман, он же Бенедикт Франц-Иоганн фон Герман, по происхождению австрийский немец, выдающийся знаток горнозаводского дела, один из виднейших его руководителей, автор ценнейших изданий, действительный член Петербургской Академии наук. Его труды по вопросам техники и экономики справедливо получили всеобщее признание. Однако в этих трудах он распространял вымысел, особенно резко выраженный в его "Историческом начертании горного производства", что горнозаводское дело в России в XVII-XVIII вв. основали и развивали немцы.
  Подобные "концепции" имели очень большое значение, резко проявившееся в истории одного из самых замечательных русских дел в области творчества в технике.
  В 1771г. в Барнаул прибыл профессор Фальк, державший путь из Омска через Барабинскую степь. Через день в столицу горнозаводского Алтая приехал Паллас. Ученые путешественники осмотрели Барнаульский завод, а в дальнейшем каждый из них на свой лад описал завод. В числе достопримечательностей, привлекших внимание ученых, здесь оказалась "огненная машина" Ползунова.
  Паллас и Фальк опубликовали "описания" этой машины в своих ученых трудах, изданных на немецком и русском языках. Это были первые печатные описания барнаульской огненной машины, к тому же ставшие достоянием широких зарубежных и русских кругов.
  Collapse )