June 28th, 2013

БСД

Бизнес цЫвилизованных стран без личины

Ирландия: банкиры нагло обманывали клиентов и государство

Записи телефонных разговоров руководителей Anglo Irish Bank, сделанные незадолго до его краха, подтверждают худшие опасения относительно циничных нравов в банковских кругах.
  По международному имиджу банкиров, и так сильно пострадавшему в ходе недавнего мирового и продолжающегося европейского финансовых кризисов, нанесен еще один мощный удар. Ирландская газета Irish Independent опубликовала записи телефонных разговоров, которые вели осенью 2008 года глава Anglo Irish Bank Дэвид Драмм и топ-менеджеры этого вскоре обанкротившегося, а затем и ликвидированного банка. Их реплики и шутки - шокирующий пример цинизма и чувства полной безнаказанности людей, ответственных за миллиарды клиентских и государственных денег.

"Новый день - новый миллиард"
  Изрядно пересыпая речь ругательными словами и пошлостями, руководители на тот момент третьего по размерам ирландского банка откровенно смеются над финансовой помощью, оказываемой правительством Ирландии банковскому сектору страны. "Главное - получить эти чертовы деньги...", - объясняет президент банка Драмм своему коллеге Джону Боу.
Антибанковская демонстрация во Франкфурте-на-Майне Одна из массовых "антибанковских" демонстраций в финансовой столице ФРГ Франкфурте-на-Майне
  Тот в свою очередь в беседе с другим топ-менеджером прямо признается, что полученные 7 миллиардов евро никогда не будут возвращены государству, тем более, что эта сумма никакого отношения к реальным потребностям банка в свежем капитале не имеет: Боу просто взял ее с потолка - или, как он сам выражается, "вытянул у себя из задницы".
  Банкиры твердо убеждены, что государство и дальше будет всеми силами спасать возглавляемый ими бизнес ("новый день - новый миллиард", говорит Дэвид Драмм), и издеваются над опасениями правительства и центрального банка, что Anglo Irish Bank может злоупотребить предоставляемыми гарантиями. Они и не скрывают, что именно так и поступят, но только призывают друг друга действовать без откровенных правонарушений, чтобы не попасться.
  А еще ирландские банкиры посмеиваются над "немецкими лохами" - крупными вкладчиками из Германии, которых они в то время стремились заманить к себе в клиенты, ссылаясь на полученные от государства гарантии. Джон Боу по этому поводу даже начинает издевательски напевать по телефону некогда популярные в нацистской Германии строчки "Deutschland, Deutschland über alles" ("Германия превыше всего").

Ответственность за долговой кризис
  Все эти телефонные разговоры в свое время легально записывались внутренними службами Anglo Irish Bank, как это принято во многих кредитно-финансовых институтах, и руководители банка не могли этого не знать. Следовательно, они были абсолютно уверены в своей безнаказанности и, утратив чувство реальности, даже не допускали мысли, что эти записи когда-либо станут достоянием общественности.
  И вот спустя почти пять лет публикация телефонных разговоров банкиров вызвала бурю возмущения в Ирландии - и, скорее всего, будет иметь юридические и даже политические последствия. В Дублине сразу же зазвучали призывы привлечь к ответственности банкиров, сознательно вводивших в заблуждение правительство и регулятора - центральный банк страны.
  В ирландских правительственных кругах даже не исключают повтора референдума 2011 года, предполагавшего расширение надзорных функций парламента. Наблюдатели считают, что на фоне нынешних событий отвергнутые тогда изменения получат поддержку большинства избирателей.
  В то же время разразившийся скандал выходит далеко за рамки Ирландии, которую кризис банковского сектора вверг в тяжелую рецессию и вынудил запросить многомиллиардную помощь у Евросоюза и МВФ. Опубликованные записи с особой остротой вновь ставят вопрос об ответственности руководителей всего европейского банковского сектора за нынешние долговые проблемы еврозоны.
  Так, в Германии СМИ подробно описывают всю эту историю, и, судя по комментариям на их интернет-сайтах, немецкие пользователи не сомневаются в том, что подобные разговоры вели банкиры и во многих других странах.

БСД

Петровская основа

  2 января 1703г. вышел первый номер первой русской газеты "Ведомости", которая сообщала: "Из Казани пишут. На реке Соку нашли много нефти и медной руды, из той руды медь выплавили изрядну, отчего чают не малую быть прибыль Московскому государству".
  В час рождения русской периодической печати так запечатлен, еще древними славянскими литерами, дух петровской политики в горнозаводском деле. Официальный орган Русского государства сразу показывал, что горнозаводские вопросы в Москве признаются "достойными знания и памяти".
  В дальнейшем в "Ведомостях" публиковали известия о пушках и металле, привезенных в Москву с Урала, о находках медной руды в Файмогубской волости, Олонецкого уезда, о самородной меди из того же уезда, о сыске в Дудинской волости, Козельского уезда, "квасцовых, купоросных и серных руд", о том, что новые уральские заводы дают железо лучшее, чем шведское.
  Внимание, уделенное горнозаводским делам первой русской газетой, - закономерное следствие политики великого Петра. Он отлично понял, что для того, чтобы победить Карла XII и прорубить окно в Европу, необходимо создать новое и большое по тому времени производство металла. Сознавая эту необходимость, Петр I, как и всегда, действовал решительно, круто и заложил ту основу, на которой выросла новая русская металлургия. Он вызвал к новой жизни Урал, ставший после его трудов основным горнозаводским районом страны.
  26 июня 1696г. верхотурскому воеводе Дмитрию Протасьеву послали из Москвы грамоту, предписывавшую: "...в Верхотурском уезде осмотреть, в которых местах камень-магнит". Немедленно начались розыски "лучшего камня-магнита и доброй железной руды". 23 января 1697г. Протасьев сообщил о досмотре многих месторождений железной руды по рекам Тагилу и Нейве. Присланные с Урала образцы магнитного железняка (видимо, с горы Высокой), железных руд с Нейвы и уральское железо Петр I подверг международному испытанию.
  Часть верхотурских "железных опытов" отдали для испытания московским бронникам. Шесть фунтов "камня-магних" отправили в Амстердам для передачи через бургомистра Витсена на опробование "опытному мастеру Андрею Ганлусгрилле". Образцы магнитного железняка отправили в Ригу для испытания "Еганом" Миллером. Образцы железных руд переслали из Сибирского приказа для испытаний "туленииу Никите Антифееву", известному впоследствии под фамилией Демидова.
  Московские бронники сообщили, что "уральские железа... во всякие оружейные стволы и замки годятся".
  Добрые вести пришли из Риги и Амстердама, а Демидов об уральском железе сказал, что оно "самое доброе, не плоше свицкого [шведского], а ко оружейному делу лучше свицкого".
  15 июня 1697г. петровская грамота, посланная верхотурскому воеводе, дала программу нового строительства.
  В основу всего дела положили решение: "...построить и завесть большой железной завод". Четко определили задание для новых, крупных по тому времени, петровских заводов: "...на тех заводах лить пушки и гранаты и всякое ружье".
  Ставя в первую очередь задачу снабжения армии, предусмотрели также производство для мирных нужд: "...на том бы заводе делать и лить железо связное, прутовое и дощатое и цренное [для солеварных чренов] и кровяное [кровельное] для продажи в разные городы и к Камским соляным промыслам".
  15 октября 1701г. вступил в строй петровский первенец на Урале - Каменский завод, давший до конца года 557 пудов чугуна. Через два месяца, 15 декабря 1701г., начал выпуск чугуна Невьянский завод, в 1702г. переданный из казны в руки Никиты Демидова, родоначальника знаменитой династии уральских заводчиков. В 1703-1704гг. начали действовать Уктусский и Алапаевский заводы, а вслед затем и другие. За время жизни Петра I на Урале построили заводы, находившиеся в ведении казны и в частных руках: Каменский, Невьянский, Уктусскнй, Алапаевский, Мазуевский, Кунгурский, Шуралинский, Бынговский, Верхне-Тагильский, Нижне-Тагильский, Выйский, Екатеринбургский, Полевской, Ягошихинский, Пыскорский, Лялинский. Свыше двух десятков доменных печей стало действовать на Урале, ранее не знавшем производства чугуна. В строй здесь вступило также более 60 медеплавильных печей.
  Только один Каменский завод с 1702 по 1709г., то есть до Полтавской баталии, дал не менее 854 артиллерийских орудий общим весом более 38 тысяч пудов, а к ним свыше 27 тысяч пудов снарядов. Так подготавливал Петр I разгром Карла XII на берегах Ворсклы.
  Создавая на Урале новый арсенал страны, Петр I не забывал и о других районах. Еще в связи с Азовскими походами он задал много дела рудознатцам и металлургам на юго-востоке европейской части страны, где возникли воронежские и липецкие заводы. В районе Тулы начали действовать новые металлургические заводы Никиты Демидова и Ивана Баташева. К северо-западу от Москвы начали работать заводы Максима Ситникова, Игнатия Уткина, Гайтанникова. Кроме того, известны доменные, молотовые и просто железоделательные заводы петровских времен: Василия Фролова в Вяземском уезде, Захария Зыбина в Лихвинском уезде ш многие другие, принадлежавшие П. Клюеву, С. Халтурину, А. Александрову, Шереметеву, К. Семенникову, Л. Логвинову, П. Черкасскому, Томилину, Рюминым, Борину, Аристову и иным владельцам.
  В древнейшем центре русского железоделательного промысла - в Устюжне Железнопольской, где издревле действовали маленькие домницы. в 1703г. задули две домны и лили ядра с тем, чтобы изготовить 120 тысяч штук к следующей весне. Вслед за Устюженским здесь вырос второй казенный завод - Тырпицкий. В 1703г. началось строительство доменного и молотового завода на речке Лососинке у Онежского озера, названного Петровским. В том же году в этом районе построили Повенецкий доменный и молотовый завод, а в 1707г. в этом же районе - Кончезерский. Немало выполнили и иных дел, вплоть до постройки специальных металлообрабатывающих заводов, в том числе Сестрорецкого оружейного, указ о постройке которого дан в 1721г., а строительство окончено в 1724г.
  Петр I поставил перед страной грандиозные по тому времени задачи - развития металлургии и в тех условиях блестяще разрешил их.
  Историческую заслугу Петра составляет то, что он сумел организовать заводское строительство тех дней, опираясь на отечественный и зарубежный опыт. Он сумел привлечь в страну таких знатоков, как голландец Вилим Геннин, который явился организатором крупных строительств в Карелии и на Урале. Он привлек такого деятельного и знающего помощника, как Иван Блюэр, а также многих других иноземных специалистов: Михаэлиса, Ивана Ланга, Христофора Левенфейта, Якова де Лина, Петра Дамеса, Вильгельма Штифта и других. Эти знатоки своего дела немало помогли, но не они сыграли решающую роль. Их было слишком мало для тех работ, которые велись во всех концах страны. Слишком недостаточно зная местные русские условия, они вынуждены были прежде всего опираться на труд русских специалистов.
  Collapse )