July 6th, 2013

БСД

Академические ...тутки

УНИЧТОЖИТЬ ИЛИ УПРАЗДНИТЬ?

  Пока Дума принимала скандальный закон, Путин параллельно принимал президентов трех академий и некоторых влиятельных академиков (Садовничего, Примакова и экс-президента РАН Осипова), "обрабатывая" их поодиночке. В частности, ректору Московского университета Садовничему он пообещал лично возглавить попечительский совет МГУ, что на практике означает отсутствие в будущем у МГУ каких бы то ни было финансовых проблем. В ответ ректор, естественно, поспешил поддержать реформу и заверил, что это большая радость для всего 90-тысячного коллектива университета, потому что "президент страны неоднократно подчеркивал, что его задача – сделать работу ученого более эффективной, более комфортной, более удобной для конкретного ученого".
  В чем еще заключается это большее удобство для конкретного ученого, особенно наглядно выяснилось на встрече Путина с избранным, но пока не утвержденным президентом РАН Фортовым. Президент поздравил и.о. президента, но утверждать его в должности не стал, а сделал предложение, "от которого невозможно отказаться":
  – В этой связи у меня к Вам вопрос по поводу агентства (по управлению имуществом Академии. – А.Ф.). Готовы ли Вы его возглавить?
  То есть, фактически была предложена личная взятка, ибо если до сих пор имуществом управлял коллегиальный орган – Президиум РАН, то отныне им будет единолично управлять Фортов в качестве правительственного чиновника. Риторический вопрос: как должен реагировать русский интеллигент ("московский студент, а не Шариков", по выражению профессора Преображенского)? А вот как отреагировал Фортов:
  – Владимир Владимирович, я хочу поблагодарить Вас за то, что Вы, я это чувствовал, помогали мне в этих выборах. Это первое.
  При таком "первом" дальше можно не слушать и не интересоваться никаким "вторым" – сетованиями и просьбами Фортова "дать ему год" и, вообще, поступить с Академией милосердно и без пролития крови. Вникнем в смысл сказанного. Кандидат, победивший на якобы свободных и демократических выборах главы Академии, не только не стесняется признаться в том, что он воспользовался административным ресурсом, но и публично благодарит помогшего ему администратора!
  Это что такое! Господа академики, вы кого себе избрали! Когда подумаю, кого вы предпочли! За него проголосовало почти 800 человек, а он их грубо подставил и скомпрометировал, прозрачно намекнув, что голосовали они не по совести и убеждению, а по звонку клерков из президентской администрации. Чувствуется бюрократическая школа, в понятиях которой аппаратный вес всегда выше любого научного и морального авторитета. Недаром же Фортов служил министром и даже вице-премьером в правительстве Черномырдина.
  Одного только этого признания вполне достаточно, чтобы собрать внеочередное общее собрание РАН для проведения новых выборов президента Академии. В любой демократически устроенной организации это случилось бы немедленно. Остается только пожелать академикам, не потерявшим еще честь и совесть, выступить с такой инициативой. В противном случае Академию следует признать не собранием выдающихся ученых, а салоном щедринских пенкоснимателей.
  Шел разговор, – повествует Салтыков-Щедрин, – таинственного свойства. Сообщались по секрету сведения о каких-то кознях, предпринимаемых против каких-то учреждений; слышались соболезнования, жалобы, вздохи.
  – Дело очень простое. Существуют два проекта: один об уничтожении, другой об упразднении. Теперь весь вопрос в том, который из этих проектов пройдет.
  – Но тайный советник Кузьма Прутков!! ужели он допустит до этого?!
  – Я именно сейчас от него! И он мне сказал прямо: любезный друг! о том, чтобы устранить оба проекта, – не может быть и речи; но, вероятно, с божьей помощью, мне удастся провести проект об упразднении, а "уничтожение" прокатить!
  – Но ведь и это уже будет значительный успех!
  – Конечно. Но он прибавил к этому еще следующее: я тогда только могу ручаться за успех, если пресса наша будет вести себя с особенною сдержанностью.
  – Я, с своей стороны, полагаю, что нам следует молчать, молчать и молчать!
  – Молчать!
– восклицают хором прочие...
  В итоге дневных и ночных бдений достигнут компромисс, отраженный в поправках к закону во втором чтении. Суть его следующая.
  Первое. Академии будут объединяться, но сохранятся как юридические лица, а научные институты формально остаются в их составе. Однако внутриакадемическая демократия отменяется, Академия лишается автономии в кадровых вопросах и финансовой политике. Правда, Путин согласился с тем, что нельзя доверять назначение директоров академических институтов чиновникам, но тут же распорядился создать внутри президентского совета по образованию и науке некий орган, который займется назначением директоров, оценкой результатов научной деятельности и распределением финансовых средств. Второе. Управление имуществом формально делится пополам между академией и правительственным агентством научных институтов. Президент РАН становится главой агентства по управлению, то есть превращается в государственного чиновника, подчиненного премьеру и министру образования и науки.
  Словом, тайному советнику Пруткову удалось провести проект об упразднении, а проект об уничтожении прокатить. Путин смилостивился и заменил уничтожение на упразднение. Но, разумеется, в обмен на молчание, молчание и еще раз молчание. И это уже значительный успех!
  Нам же остается теперь только смотреть, сочтет ли это значительным успехом более широкая академическая общественность, откажется ли она по этому случаю от протестов или, наоборот, усилит их.

БСД

Горщики

  Документы XVIII в. сохраняют многие тысячи забытых имен первооткрывателей подземных богатств, именовавшихся рудознатцами и горщиками, то есть знатоками в деле поисков не только руд, но и всех иных видов богатств, скрытых в недрах гор. Изучение этих документов показывает, что и в XVIII в. в деле открытия у нас полезных ископаемых первое слово принадлежало русским горщикам и рудознатцам.
  Именно такое положение запечатлено даже в трудах некоторых деятелей иноземного происхождения, писавших о русских горнозаводских делах в XVIII в. и, конечно, особенно охотно назвавших бы иностранные имена. Геннин, автор капитального и притом отлично написанного труда по горнозаводскому делу России XVIII в., называет очень много имен первооткрывателей, - все это русские имена. Если же, в связи с открытием полезных ископаемых, он упоминает специалистов, приехавших из-за рубежей", то лишь как посылавшихся для проверки открытий, для опробования руд, для организации их разработки. Одно из таких сообщений Геннина относится к 1727г., когда лялинский рудоискатель Влас Коптяков открыл руды на реке Лобве в Павдинском кряже. Находка Коптякова оказалась бедной, и руды здесь вскоре пресеклись, но в 1729г. он нашел новое, уже более богатое месторождение на речке Конжаковке, где заложили Конжаковский рудник, снабжавший Лялинский завод.
  Не вызывает, однако, никаких сомнений, что в XVIII в., когда в России появилось очень много иноземных рудознатцев, нашедших здесь вторую родину, они много помогли делу, знакомя русских с зарубежной техникой, организуя разработку ископаемых и т. д. Помимо называвшихся деятелей, приехавших из-за рубежа, мы с благодарностью вспоминаем еще многих. Collapse )