October 25th, 2014

БСД

"По рецептам Оруэлла": о технологиях разрушения СССР

С паршивой овцы КПРФ - хотя бы статья:

Каким предстает в контексте новейшей отечественной истории роман "1984", изданный массовым тиражом в Москве четверть века назад.
  1984 год начался на Западе с праздника одной книги, которая за 35 лет, минувших после ее выхода в свет, была переведена с английского на 60 языков мира и прочитана миллионами людей. Она легко преодолела находившуюся "на надежном замке" границу СССР.
  И московские диссиденты, раздавая размноженный друзьями из номерного НИИ русский текст романа Джорджа Оруэлла "1984", предупреждали "борцов с коммунистическим режимом": учтите, мол, ребята, что автор, рассказывая в своей антиутопии о событиях, происходивших в Лондоне, на самом деле имел в виду Москву. И далее в том же духе: Океания - СССР, англосоц - тоталитаризм советской модели, Старший Брат - Сталин, жуткие пыточные камеры министерства любви - подвалы ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ...

Зачислен в спецназ перестройки
  Одно нечаянное, почти мистическое совпадение: 1984 год, начавшийся в Великобритании с воздаяния почестей роману Оруэлла, завершился открытием нового удивительного таланта, на сей раз не литературного. Миру был явлен член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, прибывший в Лондон 15 декабря во главе делегации Верховного Совета СССР. "Я определенно нахожу, что он является человеком, с которым можно иметь дело. Мне он даже понравился", - сообщала британский премьер-министр Маргарет Тэтчер президенту США Рональду Рейгану после продолжавшейся не один час беседы с человеком № 2 из высшего партийно-государственного эшелона Советского Союза.
  Через три месяца в Москве произошла смена власти. Вместо умершего Черненко генсеком ЦК КПСС избрали Горбачева. И над страной, от края и до края, зазвучала песня "Весенний ветер перемен". Под ее бодрящую мелодию и проходило растянувшееся на шесть лет расставание с СССР. Граждане, не подозревая, что провозглашенная перестройка обернется для них жуткой катастрофой в стиле Оруэлла, продолжали обсуждать на собраниях и в письмах, адресованных в ЦК, проблемы конкретного воплощения перестроечных планов в районах, областях, краях, республиках.
  Однако участники событий той поры устали ждать, когда наконец выслушают их. Итак, начнем с "показаний" американца Джорджа Сороса, крупнейшего финансового спекулянта, чьи операции нередко приводили к крушению национальных валют, банков. Мультимиллионер, представлявшийся как "государственный деятель без государства", играл не только на рыночном поле. У него было и другое дело: в любой стране, отшатнувшейся от социализма, он настойчиво предлагал выстраивать на месте "закрытого" общества "открытое", гражданское.
  Советская перестройка, судя по всему, вдохновила Сороса на разработку подобного проекта и для СССР. Позже он подробно расскажет о начале "романа" с Россией: "Я понял, что положение в Советском Союзе переменилось, когда в декабре 1986 года Михаил Горбачев лично позвонил Андрею Сахарову, находившемуся в то время в ссылке в Горьком, и сказал ему: "Возвращайтесь и приступайте к своей патриотической (?) деятельности". Тут Сорос и засобирался в советскую столицу. "Я прибыл в Москву туристом в начале марта 1987 года и в итоге основал фонд по венгерской модели с Советским фондом культуры в качестве партнера", - вспоминал он.
  Это потом "неблагодарные русские" причислят Сороса к разрушителям России. А тогда, в разгар перестройки, наши государственные мужи с почтением прислушивались к его советам. Вот так, по признанию американского бизнесмена, рождались в ту пору замыслы экономических реформ: "Уже в 1988 году я предложил создать в Советском Союзе рыночно ориентированный открытый сектор, который был бы встроен в систему централизованной плановой экономики. Советские власти ответили согласием, и последовала серия совещаний на самом высоком уровне...
  Позднее я принял самое непосредственное активное участие в разработке так называемого плана Шаталина, который предусматривал замену Советского Союза экономическим союзом независимых государств..." Не зря среди рядовых работников ЦК тогда был популярен анекдот: член Политбюро Яковлев предложил генсеку Горбачеву кооптировать в состав Центрального Комитета КПСС товарища Сороса. Но "товарищ" и без того удостоился восхитительного приза. "Политиздат", главной специализацией которого являлось издание документов партийных съездов, конференций, пленумов, сочинений классиков марксизма-ленинизма, актуальных работ руководителей КПСС, в начале 1991-го выдал на-гора книгу Сороса "Советская система: к открытому обществу".
  А двумя годами раньше издательство "Прогресс", находившееся под неусыпным присмотром ЦК и КГБ, выпустило в свет 200-тысячным тиражом сборник произведений Джорджа Оруэлла - "1984" и эссе разных лет". Это была не первая мобилизация автора знаменитой антиутопии. Тень умершего в 1950 году писателя появлялась то в Берлине, то в Будапеште, то в Праге, то в Варшаве - в общем, везде, где открывался очередной фронт "холодной войны" (кстати, в 1945-м Оруэлл первым ввел в публичный оборот это словосочетание, и лишь через два года его метафора трансформировалась в политический термин, вошедший в словарь мировых лидеров). И вот настал черед Москвы.
  Если группе Сороса, разросшейся из-за большого притока "московских друзей", предстояло завершить здесь настройку механизмов разрушения социалистической экономики и заложить первые кирпичи в основание запроектированного "открытого" общества, то яковлевскому спецназу, в состав которого и был посмертно зачислен почетным бойцом Оруэлл, предстояло выполнить не менее грандиозную задачу: перековать человека советского в человека антисоветского. Эта перековка началась задолго до официального провозглашения перестройки в стране. Размывание коммунистической идеологии, набравшее силу в пору хрущевской оттепели, знало периоды приливов и отливов, но не прекращалось никогда. И наконец наступил момент, когда подтачиваемая тихо, по-мышиному, защитная стена государства зашаталась.

Collapse )
Брат мой смерть

К трагедии в Оттаве

  Такое может происходить только в капиталистических странах - чтобы сын чиновника высшего эшелона расстрелял солдата собственной армии, просто стоящего в почетном карауле и абсолютно ничем ему не угрожающего.
  Сыновья Сталина, как и дети членов политбюро ЦК ВКП(б), воевали на фронте с фашистами, отпрыски буржуазных иерархов - воюют с собственным народом. Как и их предки, впрочем, только в более явно выраженной форме. Юношеский максимализм, так сказать.
  Такова во всей своей "красе" буржуазная цЫвилизация.