June 1st, 2015

Брат мой смерть

Никого не поздравляю

Никто не защитил детей Артемовщины, уничтожаемых "они-же-детьми" - ни ОБСЕ, ни мистер "мы-будем-стоять-сзади". Нечего праздновать.

БСД

Лучший друг физкультурников. Без всяких кавычек.

  Поучительную историю, ярко характеризующую сталинскую эпоху, поведал urbi et orbi журналист Левон Мнацаканов со слов журналиста Анатолия Юсина в местной общественно-политической газете "Русский Запад".
  В 1948 году советские конькобежцы приняли участие в хельсинкском чемпионате мира и проиграли его. Председатель Всесоюзного комитета по физической культуре и спорту Н. Романов опасался данного поражения и настаивал на проведении политики самоизоляции от мирового спорта.
  В беллетристском мире демшизоидных фантазий "запуганные ужасами тоталитаризма" спортсмены должны были бы смириться и рабски смириться с запретом вышестоящего начальства, продолжив уныло раскатывать по замерзшим озерам сугубо среди родных березок и осинок. В реальности скороходы в ЦК партии и в Совет Министров СССР письмо, в котором гарантировали собственный успех. Решение было принято в их пользу.
  Романов не успокоился и потребовал от Председателя Совмина К. Ворошилова команду в Финляндию не посылать:
  - Нам не на что рассчитывать. Это авантюра.
  В беллетристском мире демшизоидных фантазий товарищ Ворошилов должен был бы сказать: "Ну, хорошо. Ты начальник, я начальник, как бы действительно чего не вышло, поэтому налагаю вето, а народ... что народ? Народ перетопчется!" В реальности же он недоуменно спросил:
  - Но ведь спортсмены дали слово победить, как можно не верить народу?
  Сейчас трудно сказать, что стало причиной неудачи: обусловленная разгорающейся "холодной войной" некоторая предвзятость судейского корпуса, или же конькобежцы действительно имели несколько завышенное самомнение? Но факт есть факт, получилось не очень, хотя женщины выступили блестяще: Мария Исакова стала чемпионкой мира, рядом с ней на пьедестале почета расположились Лидия Селихова и Зоя Холщевникова. Подкачали мужики, выступавшие двумя неделями позже и не вошедшие в многоборьи даже в десятку лучших.
  В беллетристском мире демшизоидных фантазий "полживым коммунякам" следовало бы прибегнуть к полному замалчиванию фиаско, как будто ничего и не было. В реальной жизни вопрос провала обсуждался на уровне Политбюро. Руководство полуголодной, лежащей в руинах страны, меньше трех лет назад завершившей тяжелую, кровопролитную войну, проницательно смотрело в завтра, когда победы чемпионов будут мотивировать широчайшие народные массы к такому неотъемлемому компоненту здорового образа жизни, как физкультура!
  В беллетристском мире демшизоидных фантазий следовало бы ожидать мутного потока трусливых взаимообвинений между Романовым и Ворошиловым, пытающимися оправдаться перед "кровавым тираном". В реальности "первый маршал" на вопрос Сталина: "Так ты знал?" - спокойно ответил:
  - Да, знал. Даже за два дня до отъезда Романов приходил с докладом и просил не посылать команду.
  В беллетристском мире демшизоидных фантазий после этих слов "жестокий деспот" должен был бы немедленно и собственноручно расстрелять предсовмина из огнемета, а предкомспорта все равно отправить в ГУЛАГ, для профилактики. В реальности Иосиф Виссарионович, уяснив для себя систему взглядов и логику принятых решений, обратился к другому аспекту проблемы:
  - На каких коньках бегаем?
  - Купили у норвежцев, - ответил Романов.
  - А почему не на отечественных?
  - У нас нет лезвий. Министерство черной металлургии третий год не дает нам хорошей стали для коньков. Приходится тратить валюту.
  - Возмутительно. Возьмите под контроль, - обратился Сталин к Молотову и Маленкову, - и немедленно сделайте. Стыдно, товарищи. Войну выиграли, а коньки сделать не можем!
  Впрочем, к вящей радости демшизоидных беллетристов, по итогам заседания Романов все же "незаслуженно пострадал" за недоверие к трудовому народу и организационную импотенцию, но пострадал как-то малоубедительно: на его место был назначен генерал-полковник Аполлонов, прошедший школу организаторского мастерства под руководством самого товарища Берия, а сам Романов остался в комитете консультантом, после чего еще четыре года де-факто руководил деятельностью организации.
  Встретился товарищ Сталин и с самими конькобежцами. В беллетристском мире демшизоидных фантазий здесь было бы неизбежно, как минимум, выколачивание сталинской трубки о головы слишком возомнивших о себе спортсменов. В реальности, как вспоминает заслуженный мастер спорта Иван Аниканов, Иосиф Виссарионович всего лишь пожурил их за невыполнение взятых обязательств и недостаточное понимание исторического момента в "холодной войне".
  А всего через несколько лет в СССР появились и собственные коньки, и чемпионы, способные противостоять психологическому давлению даже в далеко не самых дружественных странах капиталистического мира.

Collapse )
БСД

Расцвет культуры, лишенной "гнета цензуры и проклятых гэбэшников"

  После начала рыночных реформ произошли существенные изменения в экономической и социальной инфраструктуре культуры. Государственное финансирование культуры и образования, как и других бюджетных сфер, стало недостаточным, зато появились новые возможности, связанные с рыночной экономикой. Возникновение рыночной экономики способствовало распространению в России современной мировой культуры.
  Например, какие виды критики были известны Замшелому Совку? Литературная критика. Музыкальная критика. В живописи там, архитектуре... В самом страшном сне Замшелому Совку не могло привидеться существование РЕСТОРАННЫХ КРИТИКОВ.
  Ресторанных, о Марксе мой!
  Следует, впрочем, признать, что наивысшая планка пока еще не взята - во всяком случае, мне не привелось еще услышать о сортирных рецензентах. Где она, плеяда блестяще одаренных молодых испражнителей? Та молодая непоротая шпана, что окончательно сметет с лица земли всяких там Герценов и Белинских.