April 12th, 2017

БСД

Мехлис, невинная жертва писателя-фантаста

Прибыв в штаб Качанова, Мехлис устроил форменный разнос, слушать командарма не стал, отошел с Булганиным в сторону, дело было на поляне, у штабной палатки. Вдвоем шептались, Мерецкова не приглашали, он был при них вроде как и не представитель Ставки, а практикант-стажер, недавний еще арестант.
  Потом Мехлис вернулся к группе растерянных командиров и громогласно объявил:
  - Согласно особым полномочиям, которыми наделил меня товарищ Сталин, за потерю управления войсками гражданин Качанов приговорен к расстрелу. Решение окончательное, обжалованию не подлежит и приводится в исполнение на месте!
  Все оторопели. Качанов, храбрый и мужественный человек, снискавший в Испании любовь и признательность республиканцев, растерянно смотрел на Мехлиса, потом перевел взгляд на Кирилла Афанасьевича, он и до сих пор помнит недоуменный вопрос в глазах Качанова. Командарм будто спрашивал Мерецкова: как можно так неумно шутить в боевой обстановке?
  Кириллу Афанасьевичу и самому казалось в ту пору, что Мехлис для острастки перебрал, хотя знал уже о его роковой роли в судьбе генерала Павлова и других командиров Западного фронта. Но Лев Захарович и в этот раз вовсе не шутил.
  Все произошло так быстро, что никто и опомниться не успел. Мехлис подскочил к командарму, пытался сорвать звезды с петлиц. Звезды не поддавались.
  - Снимите ремень и гимнастерку! - приказал он.
  Медленно, находясь в некоем обалдении, негнущимися пальцами командарм расстегнул портупею, опустил на землю ремень с тяжелой кобурой. Потом стянул через голову гимнастерку и вытянулся по стойке «смирно», белея на фоне зеленых елок нижней рубахой. Рубаха была новой и чистой. Качанов незадолго до роковой встречи, точно предчувствуя беду, заменил исподнее…
  Мехлис кивнул порученцу Фисунову, и тот подошел к командарму.
  - Отойдите в сторонку, к елочкам, - вежливо попросил генерала порученец.
  Качанов повиновался. Тут же по знаку Фисунова выступили вперед и закрыли спинами от остальных обреченную жертву четыре автоматчика.
  - Огонь! - скомандовал Фисунов. Протрещали короткие очереди.
  Мерецков да и все остальные были ошеломлены. Только ни одна из пуль не задела невинно приговоренного к смерти человека, не рискнули красноармейцы из охраны взять на душу грех даже и по приказу.
  - Мудаки и засранцы, - презрительно, сквозь зубы сказал Мехлис. - Предателя не в силах расстрелять...
  Тут он произнес забористую матерщину, на которую был великий мастер, и нетерпеливо махнул порученцу.
  Фисунов, плотный, упитанный, невысокого роста, еще до войны работавший с Мехлисом в "Правде", посредственный журналист, но по-собачьи преданный Льву Захаровичу помощник, его доверенное лицо, деловито подскочил к крайнему бойцу и вырвал из его рук автомат. Не целясь, длинной очередью дважды полоснул по груди Качанова.
  Пули взорвали тело командарма. Мгновение стоял Качанов неподвижно, все еще не веря в собственную смерть, и красные пятна успели проявиться на белоснежной рубахе. Затем герой испанской войны повернулся к убийце правым плечом и беззвучно упал ничком на пожелтевший осенний мох.

русский писатель-фантаст Гагарин С.С. "Мясной Бор"


  Вот ведь каких ужасов нафантазировал писатель! В очередной раз подтвердив, что все "ужОсы тоталитаризма" - не более, чем фантастика.
  Collapse )
Jump!

В ожидании "оккупантов"

Учения по борьбе с "зелеными человечками"
завершились в Литве провалом
Alien

Учения по борьбе с диверсантами в Литве, в которых приняли участие около 700 полицейских, завершились провалом.
  По указу главы МВД страны Эймутиса Мисюнаса маневры сопроводили легендой, согласно которой спецслужбы недружественных к Литве государств нелегально пересекли границу и пытаются занять в городе пограничный пост и полицейский комиссариат.
  По словам министра, «инспекторы оказались не подготовлены, ситуацию оценили неверно».
  Мисюнас отметил, что около 30 мнимых диверсантов заняли комиссариат, несколько полицейских диверсантам во время захвата удалось «убить».
  Ни один житель приграничного города Шальчининкай не позвонил в центр экстренной помощи, столкнувшись на улице с неизвестными людьми в форме без опознавательных знаков.

Литва за полное присоединение к СССР