Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Categories:

Акт о военной капитуляции Германии

Долетался!
  У поверженной фашистской эмблемы (Берлин, май 1945 г.)
Дозвизделись!

  Подписание Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.
  Слева - представитель советского Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза Г.Жуков.
  Справа - акт подписывает от верховного командования фашистской Германии фельдмаршал Кейтель.
  Рядом с Кейтелем - полковник госбезопасности А.Коротков

Третий рейх дышал на ладан

  Шла весна последнего года войны. Военные действия охватили значительную часть территории Германии: с востока наступала Красная Армия, а с запада - союзники. Несмотря на то, что страна находилась на грани полного краха, Гитлер в обращении к войскам уверял, что смерть американского президента Ф.Рузвельта (12 апреля 1945 г.) вызовет поворот в ходе войны. Однако этим надеждам не суждено было сбыться. Англо-американцы активно завершали ликвидацию рурской группировки противника. В это же время советские войска 2-го, 1-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов начали Берлинскую операцию. Почти одновременное наступление трех фронтов в 300-километровой полосе с решительным массированием сил и средств на направлениях главных ударов привело к сравнительно быстрому прорыву обороны врага.

  Что касается собственно Берлина, то он являлся не только политическим оплотом фашизма, но и одним из крупнейших центров военной промышленности страны. На берлинском направлении были сосредоточены основные силы вермахта. Их разгром и овладение столицей Германии должны были привести к победоносному завершению войны в Европе.

  25 апреля в районе Торгау войска 5-й гвардейской армии переправились через Эльбу и установили связь с подошедшими с запада частями 1-й американской армии. Германия оказалась расчлененной на две части. В тот же день войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов соединились западнее Берлина, завершив окружение берлинской группировки противника.

  Советские солдаты через несколько дней вплотную приблизились к бункеру фюрера и рейхстагу. Гитлеровская ставка переживала агонию. Перед смертью Гитлер назначил главнокомандующего военно-морских сил гросс-адмирала Карла Деница президентом Германской империи и военным министром.

  По завещанию Гитлера в новом правительстве были оставлены члены его ближайшего окружения - Й.Геббельс (в качестве имперского канцлера) и М.Борман (в качестве министра по делам нацистской партии), которые до самого конца находились в Берлине вместе с фюрером.

  1 мая вскоре после 22 часов, как пишет американский журналист и историк Уильям Ширер, радио Гамбурга прервало трансляцию торжественной Седьмой симфонии Брукнера. Раздался бой военных барабанов и заговорил диктор:

  "Ваш фюрер Адольф Гитлер, сражаясь до последнего дыхания против большевизма, сегодня днем пал за Германию в своем оперативном штабе в рейхсканцелярии. 30 апреля фюрер назначил своим преемником гросс-адмирала Деница. Слушайте обращение к немецкому народу гросс-адмирала и преемника фюрера".

  Третий рейх пережил своего основателя ровно на семь дней. Начав свое существование с откровенной лжи, он с ложью же сходил со сцены. Не говоря о том, что Гитлер умер не в этот день, а накануне, что само по себе несущественно, он вовсе не пал, "сражаясь до последнего дыхания". Однако распространение этой лжи по радио было необходимо, коль скоро его наследникам предстояло увековечить легенду, а также удержать контроль над войсками, которые все еще оказывали сопротивление.

  Сам Дениц повторил эту ложь, выступая по радио в 22.20, и назвал смерть фюрера "героической". В этот момент он еще не знал, как встретил свой конец Гитлер (8 мая 1945 г. в Берлин-Бухе советские судебно-медицинские эксперты и патологоанатомы пришли к заключению: "Смерть наступила в результате отравления цианистыми соединениями". Незадолго до смерти Гитлер приказал начальнику личной охраны фюрера и двум офицерам СС облить бензином свой труп и сжечь его по обычаю викингов. Однако эсэсовцы не смогли до конца сжечь Адольфа Гитлера. На судебно-медицинском исследовании "викинг" выглядел так: "Труп в значительной мере обугленный, от него ощущается запах горелого мяса...".). Из последней майской радиограммы Геббельса адмирал знал только то, что фюрер умер 30 апреля 1945 г. в 15 часов 30 минут.

  "Моя первейшая задача, - сказал он, - спасти Германию от уничтожения наступающим врагом - большевиками. Во имя одной только этой цели вооруженная борьба будет продолжаться. До тех пор, пока достижению этой цели препятствуют англичане и американцы, мы будем вынуждены продолжать оборонительные бои и против них. В сложившихся условиях, однако, англо-американцы будут вести войну не в интересах своих народов, а исключительно ради распространения большевизма в Европе".

  Пустые слова. Дениц знал, что сопротивление немцев на исходе. 29 апреля, за день до самоубийства Гитлера, капитулировали группы армий "Ц" в Италии. Известие это из-за нарушений связи не дошло до Гитлера, что, вероятно, избавило его от излишних переживаний в последние часы жизни.

  Утром 2 мая командующий обороной Берлина генерал Г.Вейдлинг приказал берлинскому гарнизону прекратить сопротивление и сложить оружие. Несколько позже подобный приказ от имени "временного имперского правительства" подписал первый заместитель Геббельса Г.Фриче (Геббельс и Борман покончили жизнь самоубийством: первый примерно в 8.30 вечера 1 мая, второй - между 1.30 и 2.30 ночи 2 мая). После объявления приказа по радио началась массовая капитуляция.

7 мая 1945 года, 2 часа 41 минута

  Не имея сил для борьбы, гросс-адмирал Дениц дал указание, чтобы все немецкие армии повсеместно сдавались только западным союзникам. В своих мемуарах "Крестовый поход в Европу" Верховный Главнокомандующий экспедиционными силами союзников в Западной Европе генерал армии США Дуайт Эйзенхауэр писал:

  "3 мая адмирал Фридебург, который теперь возглавлял немецкие военно-морские силы, прибыл в штаб Монтгомери. Его сопровождал штабной офицер от фельдмаршала Буша. Они сообщили, что их целью является сдача в плен трех их армий, которые сражались против русских, и просили разрешения пропустить беженцев через наш передний край. Их единственным желанием было избежать сдачи в плен русским. Монтгомери тут же отказался обсуждать сдачу в плен на таких условиях и отослал немецких эмиссаров назад к фельдмаршалу Кейтелю, возглавлявшему немецкое верховное командование.

  Я уже сказал Монтгомери, чтобы он принял военную капитуляцию всех войск противника в своей зоне операций. Такая капитуляция является делом тактики и входит в рамки полномочий командующего войсками на данном фронте. Поэтому когда адмирал Фридебург вернулся 4 мая в штаб Монтгомери с предложением сдать все немецкие войска в Северной Германии, в том числе в Голландии и Дании, Монтгомери немедленно согласился принять их капитуляцию. В тот же день были подписаны соответствующие документы. Они вступили в силу утром следующего дня. Принимая эти капитуляции, Деверс и Монтгомери не брали на себя никаких обязательств, которые могли бы поставить в затруднительное положение наши правительства в будущем относительно Германии; они носили чисто военный характер, и ничего больше.

  5 мая в наш штаб прибыл представитель от адмирала Деница. За день до этого мы получили извещение о его прибытии. В это же время нам сообщили, что немецкое правительство отдало приказ всем своим подводным лодкам вернуться в порты. Я сразу же сообщил обо всем этом советскому Верховному Главному командованию и просил назначить офицера в качестве русского представителя на возможных переговорах с Деницем. Я информировал русских, что не приму никакую капитуляцию, если она не будет предусматривать одновременную капитуляцию повсюду. Советское Верховное Главное Командование назначило генерал-майора Суслопарова своим представителем.

  Фельдмаршал Кессельринг, командовавший немецкими войсками на западном фронте, также прислал мне извещение с просьбой разрешить направить к нам своего уполномоченного, чтобы договориться о капитуляции. Поскольку права Кессельринга распространялись только на запад, я ответил, что не буду вести никаких переговоров, если на них речь не пойдет обо всех немецких войсках на всех фронтах.

  Когда 5 мая в Реймс прибыл адмирал Фридебург, он заявил, что хотел бы уяснить ряд вопросов. С нашей стороны переговоры вел начальник штаба главнокомандования союзных вооруженных сил в Западной Европе генерал Смит. Он заявил Фридебургу, что нет смысла что-либо обсуждать, что наша задача сводится просто к принятию безоговорочной капитуляции. Фридебург возражал, заявив, что не имеет полномочий на подписание такого документа. Ему было разрешено передать по радио депешу для Деница; в ответ сообщили, что Йодль выехал в нашу штаб-квартиру, чтобы помочь ему в переговорах.

  Нам было ясно, что немцы стремились выиграть время, с тем чтобы перевести за нашу линию фронта как можно больше немецких солдат. Я сказал генералу Смиту, чтобы он передал Йодлю, что если они немедленно не прекратят выдвигать всякие предлоги и тянуть время, то я закрою весь фронт союзников, чтобы впредь не пропускать никаких немецких беженцев через нашу линию фронта. Я не потерплю дальнейшего промедления.

  Наконец Йодль и Фридебург составили телеграмму Деницу с просьбой дать им полномочия подписать акт о полной капитуляции, вступающий в силу через сорок восемь часов после его подписания. Немцы могли найти ту или иную причину, чтобы отсрочить капитуляцию и тем самым получить дополнительное время для себя. Поэтому через генерала Смита я информировал их, что капитуляция вступит в силу через сорок восемь часов начиная с нынешней полуночи; в противном случае моя угроза закрыть западный фронт будет немедленно осуществлена".

  Теперь дадим слово начальнику оперативного отдела Генерального штаба генералу армии С.Штеменко:

  "Вечером 6 мая к начальнику советской военной миссии генералу Суслопарову прилетел адъютант Д.Эйзенхауэра. Он передал приглашение главнокомандующего срочно прибыть в его штаб. Д.Эйзенхауэр принял И.Суслопарова в своей резиденции. Главнокомандующий поспешил сообщить, что он потребовал от Йодля капитуляции Германии и не примет никакой иной. Немцы были вынуждены согласиться с этим. Затем главнокомандующий просил Суслопарова сообщить в Москву текст капитуляции, получить там одобрение и подписать его от имени Советского Союза. Подписание, по его словам, уже было назначено на 2 часа 30 минут 7 мая 1945 г. в помещении оперативного отдела штаба главнокомандующего.

  В полученном тут же проекте протокола говорилось о безоговорочной капитуляции всех сухопутных, морских и воздушных вооруженных сил, находящихся к данному моменту под германским контролем. Германское командование обязывалось отдать приказ о прекращении военных действий в 00 часов 01 минуту 9 мая (8 мая в 23 часа 01 минуту по центральноевропейскому времени. - Авт.). Все германские войска должны были оставаться на занимаемых ими позициях. Запрещалось выводить из строя вооружение и другие средства вооруженной борьбы. Германское командование гарантирует исполнение всех приказов Главнокомандующего Союзными экспедиционными силами и советского Верховного Главнокомандования.

  Начальнику советской военной миссии оставалось весьма немного времени, чтобы получить инструкции своего правительства. Не мешкая, он передал телеграмму в Москву о предстоящем акте подписания капитуляции и текст протокола; просил указаний. Пока телеграмма И.Суслопарова была доложена по назначению, прошло несколько часов. В Реймсе перевалило за полночь, и наступило время подписывать капитуляцию. Инструкции же из Москвы не приходили. Положение начальника советской военной миссии было весьма сложным. Все теперь упиралось в него. Ставить свою подпись от имени Советского государства или отказаться?

  И.Суслопаров отлично понимал, что маневр гитлеровских последышей с капитуляцией только перед союзниками мог обернуться в случае какого-либо недосмотра с его стороны величайшим несчастьем. Он читал и перечитывал текст капитуляции и не нашел в нем какого-либо скрытого злого умысла. Вместе с тем перед глазами генерала вставали картины войны, где каждая минута уносила множество человеческих жизней. Начальник советской военной миссии принял решение подписать документ о капитуляции. В то же время он, обеспечивая возможность для Советского правительства повлиять в случае необходимости на последующий ход событий, сделал примечание к документу. В примечании говорилось, что данный протокол о военной капитуляции не исключает в дальнейшем подписания иного, более совершенного акта о капитуляции Германии, если о том заявит какое-либо союзное правительство. Д.Эйзенхауэр и представители других держав при его штабе с примечанием И.Суслопарова согласились".

  В небольшой реймской школе, где Верховный Главнокомандующий расположил свой штаб, 7 мая 1945 года в 2.41 ночи Германия капитулировала. От имени союзников акт о капитуляции подписали американский генерал-лейтенант Уолтер Беделл Смит, генерал Иван Суслопаров за Россию и генерал Франсуа Севез за Францию. От Германии его подписали Альфред Йодль и Ганс фон Фридебург.

  В 03 часа 24 мин Эйзенхауэр телеграфировал объединенному штабу, что "задача союзных сил выполнена в 02.41 по местному времени 7 мая 1945 г.". Вслед за этим он официально информировал советское Верховное Главнокомандование, подчеркнув согласие немцев послать представителей в намеченное Эйзенхауэром и советским командованием место для официального подтверждения капитуляции.

  Эйзенхауэр поздравил Суслопарова с подписанием акта. Последний направил свой доклад в Москву. А оттуда между тем уже шла встречная депеша, где указывалось: никаких документов не подписывать!..

Между Москвой, Лондоном, Вашингтоном

  Вскоре С.Штеменко и начальника Генштаба Вооруженных Сил СССР генерала армии А.Антонова вызвали в Кремль. "В кабинете И.Сталина кроме него самого, - пишет Сергей Матвеевич, - мы застали членов правительства. Верховный Главнокомандующий, как обычно, медленно прохаживался вдоль ковровой дорожки. Весь вид его выражал крайнее неудовольствие. То же мы заметили и на лицах присутствующих. Обсуждалась капитуляция в Реймсе. Верховный Главнокомандующий подводил итоги, размышляя вслух. Он заметил, что союзники организовали одностороннее соглашение с правительством Деница. Такое соглашение больше похоже на нехороший сговор. Кроме генерала И.Суслопарова, никто из государственных лиц СССР в Реймсе не присутствовал. Выходит, что перед нашей страной капитуляции не происходит...

  "7 мая мне в Берлин, - вспоминает Георгий Константинович Жуков, - позвонил Верховный Главнокомандующий и сообщил:

  - Сегодня в городе Реймсе немцы подписали акт безоговорочной капитуляции. Главную тяжесть войны, - продолжал он, - на своих плечах вынес советский народ, а не союзники, поэтому капитуляция должна быть подписана перед Верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции, а не только перед Верховным командованием союзных войск.

  - ...Мы договорились с союзниками, - продолжал И.Сталин, - считать подписание акта в Реймсе предварительным протоколом капитуляции. Завтра в Берлин прибудут представители немецкого главного командования и представители Верховного командования союзных войск. Представителем Верховного Главнокомандования советских войск назначаетесь вы".

  Тем не менее на Западе войну считали уже законченной. На этом основании США и Англия предложили, чтобы 8 мая главы правительств трех держав официально объявили о победе над Германией. Советское правительство не могло согласиться с этим по той причине, что боевые действия на советско-германском фронте еще продолжались. Теперь обратимся к немецким, советским, английским и американским документам.

  Из дневника верховного командования вермахта

  7 мая 1945 г. В 1 час 35 минут гросс-адмирал Дениц отдает фельдмаршалу Кессельрингу и генералу Винтеру следующий приказ, который сообщается для сведения также командующему группой армий "Центр" Ф.Шернеру, командующему войсками в Австрии Л. фон Рендуличу и командующему войсками Юго-Востока А.Леру: "Задача состоит в том, чтобы отвести на запад возможно больше войск, действующих на Восточном фронте, пробиваясь при этом в случае необходимости с боем через расположение советских войск. Немедленно прекратить какие бы то ни было боевые действия против англо-американских войск и отдать приказ войскам сдаваться им в плен. Общая капитуляция будет подписана сегодня в ставке Эйзенхауэра. Эйзенхауэр обещал генерал-полковнику Йодлю, что боевые действия будут прекращены 9 мая 1945 г. в 0 часов 00 минут по летнему германскому времени..."

  Личные и секретные послания от маршала И.Сталина премьер-министру г-ну У.Черчиллю и президенту г-ну Трумэну

  Ваши послания от 7 мая по поводу объявления о капитуляции Германии получил.

  У Верховного Командования Красной Армии нет уверенности, что приказ главного германского командования о безоговорочной капитуляции будет выполнен немецкими войсками на восточном фронте. Поэтому мы опасаемся, что, в случае объявления сегодня правительством СССР о капитуляции Германии, мы окажемся в неловком положении и введем в заблуждение общественное мнение Советского Союза. Надо иметь в виду, что сопротивление немецких войск на восточном фронте не ослабевает, а, судя по радиоперехватам, значительная группа немецких войск прямо заявляет о намерении продолжать сопротивление и не подчиняться приказу Деница о капитуляции.

  Поэтому Командование советских войск хотело бы выждать до момента, когда войдет в силу капитуляция немецких войск, и, таким образом, отложить объявление Правительств о капитуляции немцев на 9 мая, в 7 часов по московскому времени.

7 мая 1945 года.

  Личное и строго секретное послание от г-на Черчилля маршалу Сталину

  Я только что получил Ваше послание, а также прочитал письмо от генерала Антонова генералу Эйзенхауэру, в котором предлагается, чтобы объявление о капитуляции Германии было бы отложено до 9 мая 1945 года. Для меня будет невозможно отложить мое заявление на 24 часа, как Вы это предлагаете. Более того, парламент потребует информации о вчерашнем подписании в Реймсе и об официальной ратификации, намеченной на сегодня в Берлине...

8 мая 1945 года.

  8 мая президент Г.Трумэн направил послу СССР в США А.Громыко письмо следующего содержания: "Прощу Вас сообщить Маршалу Сталину, что его послание на мое имя было получено в Белом доме сегодня в час ночи. Однако когда послание поступило ко мне, приготовления продвинулись вперед настолько, что оказалось невозможным рассмотреть вопрос об отсрочке объявления мною о капитуляции Германии".

9 мая 1945 года, 0 часов 43 минуты

  С утра 8 мая в Берлин начали прибывать корреспонденты всех крупнейших газет и журналов мира и фотожурналисты, чтобы запечатлеть исторический момент юридического оформления полного поражения фашистской Германии, признания ею банкротства всех доктрин, провала всех ее планов завоевания мирового господства.

  В середине дня на аэродром Темпельгоф прибыли представители Верховного командования союзных войск. Верховное командование экспедиционных сил союзников представляли заместитель Эйзенхауэра главный маршал авиации Великобритании Артур Уильям Теддер, вооруженные силы США - командующий стратегическими воздушными силами генерал Карл Спаатс, вооруженные силы Франции - главнокомандующий армией генерал Жан-Мари Габриэль де Латтр де Тассиньи. С аэродрома союзники прибыли в Карлхорст, где было решено принять от немецкого командования безоговорочную капитуляцию.

  На тот же аэродром из города Фленсбурга прибыли под охраной английских офицеров бывший начальник штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, главнокомандующий военно-морскими силами генерал-адмирал флота Г. фон Фридебург и генерал-полковник авиации Ганс Штумпф.

  Здесь, в Карлсхорсте, в восточной части Берлина, в двухэтажном здании бывшей столовой немецкого военно-инженерного училища подготовили зал, где должна была проходить церемония подписания акта. Вскоре все представители командования союзных войск прибыли к заместителю Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР Маршалу Советского Союза Г.Жукову, чтобы договориться по процедурным вопросам. Кейтель и его спутники в это время находились в другом здании.

  Ровно в 24 часа Жуков, Теддер, Спаатс и де Латтр де Тассиньи вошли в зал, украшенный государственными флагами Советского Союза, США, Великобритании и Франции. Начиналось 9 мая 1945 года. В зале присутствовали советские генералы, войска которых участвовали в легендарном штурме Берлина, а также советские и иностранные журналисты.

  Церемонию подписания акта открыл маршал Жуков. Он приветствовал представителей союзных армий в занятом Красной Армией Берлине в исторический момент капитуляции общего врага - фашистской Германии. "Мы, представители Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил и Верховного командования союзных войск... уполномочены правительствами антигитлеровской коалиции принять безоговорочную капитуляцию Германии от немецкого военного командования", - торжественно произнес он.

  Затем в зал вошли представители немецкого верховного командования. По предложению советского представителя Кейтель передал главам союзных делегаций документ, которым Дениц уполномочил германскую делегацию подписать акт о капитуляции. Затем немецкой делегации был задан вопрос, имеет ли она на руках Акт о безоговорочной капитуляции и изучила ли она его. Вопрос на английском языке повторил маршал Теддер. После утвердительного ответа Кейтеля представители германских вооруженных сил по знаку маршала Жукова подписали акт, составленный в девяти экземплярах.

  В 0 часов 43 минуты (по московскому времени) 9 мая (в 22 часа 43 минуты по центральноевропейскому времени 8 мая) 1945 года подписание Акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил было закончено. Немецкой делегации предложили покинуть зал. Кейтель, Фридебург, Штумпф поклонились и вышли из зала.

  От имени Советского Верховного Главнокомандования Г.Жуков сердечно поздравил всех присутствовавших с долгожданной победой. В зале поднялся невообразимый шум. Все друг друга поздравляли, жали руки. У многих на глазах были слезы радости... В 0 час. 50 мин. 9 мая 1945 г. заседание, на котором была принята безоговорочная капитуляция немецких вооруженных сил, закрылось.

Акт о военной капитуляции вооруженных сил Германии

  "1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя от имени Германского Верховного Командования, соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, а также всех сил, находящихся в настоящее время под немецким командованием, - Верховному Главнокомандованию Красной Армии и одновременно Верховному командованию Союзных экспедиционных сил.

  2. Германское Верховное Командование немедленно издаст приказы всем немецким командующим сухопутными, морскими и воздушными силами и всем силам, находящимся под германским командованием, прекратить военные действия в 23.01 часа по центральноевропейскому времени 8 мая 1945 года, остаться на своих местах, где они находятся в это время, и полностью разоружиться, передав все их оружие и военное имущество местным союзным командующим или офицерам, выделенным представителями Союзного Верховного Командования, не разрушать и не причинять никаких повреждений пароходам, судам и самолетам, их двигателям, корпусам и оборудованию, а также машинам, вооружению, аппаратам и всем вообще военно-техническим средствам ведения войны.

  3. Германское Верховное Командование немедленно выделит соответствующих командиров и обеспечит выполнение всех дальнейших приказов, изданных Верховным Главнокомандованием Красной Армии и Верховным командованием Союзных экспедиционных сил.

  4. Этот акт не будет являться препятствием к замене его другим генеральным документом о капитуляции, заключенным Объединенными Нациями или от их имени, применимым к Германии и германским вооруженным силам в целом.

  5. В случае, если немецкое Верховное Командование или какие-либо вооруженные силы, находящиеся под его командованием, не будут действовать в соответствии с этим актом о капитуляции, Верховное командование Красной Армии, а также Верховное командование Союзных экспедиционных сил предпримут такие карательные меры или другие действия, которые они сочтут необходимыми.

  6. Этот акт составлен на русском, английском и немецком языках. Только русский и английский тексты являются аутентичными".

  Рассматривая старые фотографии, связанные с церемонией подписания акта, автор вспомнил знакомое лицо. Посмотрел литературу. Точно. В начале осени 1940 г. советский разведчик Александр Коротков прибыл в Берлин под именем Эрдберг. Имея дипломатическое прикрытие и будучи назначенным на должность заместителя руководителя берлинской легальной резидентуры, он, по существу, руководил всей ее оперативной работой. Во время войны с Германией Коротков возглавлял немецкое направление в центральном аппарате внешней разведки. Полковник госбезопасности А.Коротков вошел в Берлин в конце апреля 1945 г. вместе с советскими войсками. Наряду с непосредственными функциями резидента внешней разведки НКГБ в Германии, он выполнял и другие ответственные поручения государственного руководства СССР. Так, во время церемонии подписания Акта о капитуляции вооруженных сил Германии 8-9 мая 1945 г. он неотлучно находился возле генерал-фельдмаршала В.Кейтеля. Именно Коротков передал в Москву ряд особо важных сообщений: об обнаружении трупов Й.Геббельса, его жены и детей и их опознании; о самоубийстве А.Гитлера, об исчезновении М.Бормана. Одновременно Коротков возглавлял и особую группу сотрудников советской разведки и контрразведки, занимавшуюся поисками документов Главного управления имперской безопасности (РСХА). Талантливый кагэбист!

  На процедуре подписания Акта о капитуляции присутствовал и генерал Суслопаров. Только здесь он узнал, что Сталин лично по телефону сообщил Вышинскому, что не имеет претензий к действиям советского дипломата в Реймсе.

  А как насчет "предварительной процедуры" в Реймсе и "официальной ратификации" в Берлине? Значительная часть восточноевропейских историков упорно утверждают: Акт о капитуляции вооруженных сил фашистской Германии был подписан в ночь на 9 мая 1945 года в Берлине (Карлсхорст). По согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании была достигнута договоренность считать процедуру в Реймсе предварительной. Тем не менее, в западной историографии подписание капитуляции германских вооруженных сил, как правило, связывается с процедурой в Реймсе, а подписание акта о капитуляции в Берлине именуется его "ратификацией". К сожалению, все это делается с целью принизить решающий вклад СССР в достижение победы над агрессорами. День Победы в Европе отмечается в западных странах 8 мая.

  Американский военный историк Форрест Погью писал: "Для людей на улицах и солдат на поле битвы было не столь важно, как было сообщено миру о подписании капитуляции в Реймсе и Берлине. Для них важно было то, что война, начавшаяся в Европе осенью 1939 г., была окончена и что теперь может быть начато завершающее наступление против Японии. Уже недалеко было то время, когда они смогут вернуться к миру".

Леонид ПОРИЦКИЙ

Subscribe

  • Цирк-шапито

    Эта новость очень сильно намекает на подлинный характер происходящего:

  • Безбожные коммуняки захватили МОК

    Международный олимпийский комитет (МОК) изменил девиз Игр, решение было принято на сессии в Токио единогласно. К прежнему девизу " Citius,…

  • Стенать, рыдать, слушать "Вести ЭфЭм"

    Общеизвестно, что с 1 февраля 2021 года в РФ заработал принятый о прошлом годе закон о запрете мата в соцсетях. Между тем, как установили…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments