Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Бряцание колбасой

Екатерина Деготь

  В ходе нынешней идеологической кампании по оправданию нового российского бряцания оружием я столкнулась с забытым риторическим приемом. Это было отнюдь не выражение "поджигатели войны", и не "люди доброй воли", не "вставание-с-колен", о котором не говорит только совестливый, и не оборот "продавить Европу", который официально пока не звучал, но, боюсь, подразумевался.
  Это было слово "колбаса".
  Тут надо, конечно, учесть, что я однажды решила ответить взаимностью своему организму и вот уже лет десять колбасу не ем. Более, однако, существенно, что я про нее и не говорю. И, по-моему, не говорят и те, кто ее ест, дай Бог им здоровья. Просто колбаса как-то перестала быть риторической фигурой - дай и ей Бог здоровья. Она все недавние годы была просто колбасой. Последний раз за риторическую колбасу схватились политтехнологи в ходе электорального боя Ельцина с Зюгановым в 1996 году. Не помню уже, был ли это Глеб Павловский или кто-то вроде него. Тогда она выступала как элемент нового прекрасного капиталистического изобилия, который человек потеряет с приходом к власти коммунистов. Избирателей пугали. Это было, как сейчас помню, унизительно, как будто нам говорили: "Голосуй желудком".
  Колбаса вообще несколько унизительна. Дело в том, что форма ее (особенно у краковской) навевает отнюдь не только фаллические ассоциации. Этот предмет потребления честно сообщает о том, что из него после потребления выйдет. Именно поэтому колбаса и выступает у нас символом такого безотходного и, следовательно, бездуховного потребления. Фетишизацию колбасы осуждали еще в советское время как достойный сожаления буржуазный пережиток.
  Теперь наш премьер неожиданно вернулся к забытой колбасе и в своем ныне уже знаменитом интервью немецкому телеканалу ARD вновь позволил себе отрицательную оценку этого исторического феномена. "Колбаса или жизнь", сказал он, утверждая, что народ России делает выбор в пользу последней.
  Не думаю, что он имел в виду диетические соображения. Тут опять колбаса как символ капитализма, причем какого-то заграничного, мелкобуржуазного и, убейте меня, не только немецкого, но и, допустим, украинского, - по-моему, это был пас и в эту сторону. В общем, премьер сказал нам, что частная собственность - это не гарантия счастья. И хотя я готова подписаться под этим, из его уст это обвинение колбасы прозвучало пугающе.
  Дело в том, что в последние годы в нашей стране развилась наивная вера в капитализм и в якобы выдаваемые им гарантии. Очень многие мои знакомые даже в начале нынешнего кризиса говорили, что ничего плохого произойти не может, поскольку российская правящая элита экономически связана с Западом и не станет рубить сук, на котором сидит: не будет рисковать заграничным образованием своих детей, счетами в банках, квартирами в Лондоне и так далее. Ведь все эти люди уже часть Запада и только в припадке безумия могут эту связь разорвать. Якобы глобальный капитализм создает такое единство всего человечества, подобное почти что коммунистическому братству народов, при котором никому не выгодно из этого братства выходить в одностороннем порядке. И все будет хорошо.
  Меж тем оказалось, что хорошо, безусловно, не будет. Что у нашей правящей элиты есть какие-то неведомые интересы и финансовые позиции, которые позволяют им не просто самим рисковать миром во всем мире, но и внушать своим гражданам, что этот риск необходим и оправдан. В прогосударственной прессе уже появились статьи о том, что элита страны (не правящая, то есть средний класс) должна подумать, что ей важнее: личное богатство или интересы России. Видимо, критика колбасы станет на ближайшее время актуальной.
  Но, боюсь, пассаж про колбасу в упомянутой речи означал, что гарантией счастья не является лишь мелкая частная собственность. А вот крупная государственная - совершенно другое дело. Но мы с вами этой большой колбасы, что называется, не нюхали.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments