Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Новости современной культурки в контексте школьного образования

  Симонова, оказывается, из школьной програмы исключили - видимо, за недостаточно страстное разоблачение "ужасов сталинского террора". Хотя, помнится, первый заход был именно с его "Размышлений о И.В.Сталине" (надо бы, кстати, тщательно перечитать, восстановить в памяти...)
  Так, относительно пресловутого "уничтожения лучших командных кадров накануне войны" (как выясняется в последнее время, не столь уж лучших и - что важнее - действительно заговорщиков) Константин Михайлович не бросается в безудержные стенания:
  К сожалению, люди, от всей души клеймящие позорные события тех лет, порой узко и односторонне трактуют влияние этих событий на дальнейшие судьбы армии. Прочтешь статью, где, в очередной раз перечислив несколько имен погибших в 1937 году военачальников, автор намекает, что, будь они живы, на войне все пошло бы по-другому, и думаешь: неужели автор и в самом деле все сводит лишь к этому?
  Однажды, прочитав такие рассуждения, я даже попробовал мысленно представить: предположим, в 1937 году не было бы всего остального, а был бы просто один трагический случай - авария летевшего на маневры самолета, на борту которого находились Тухачевский, Уборевич, Корк и другие жертвы будущего фальсифицированного процесса. Была бы эта трагедия трагической? Конечно. Нанесла бы она ущерб строительству армии? Разумеется. Привела бы она через четыре года - в 1941 году - к далеко идущим последствиям?
  Спросил и мысленно ответил себе: нет, не привела бы. Потому что потеря такого рода при всем ее трагизме заставила бы нас по нашей революционной традиции только теснее сплотить ряды, выдвинула бы новых способных людей, выпестованных партией и Красной Армией.
  Нет, нельзя сводить все к нескольким славным военным именам того времени.

  Или вот описание сцены обыска: "... он показал мне на стул не грубо, но властно ... Обыск в конце концов закончился, и, ровным счетом ничего так и не взяв с собой, производившие его люди ушли. Вели они себя сдержанно, не отругивались ... Кто его знает, может быть, это была чья-то, как мы теперь говорим, самодеятельность. Евгений Николаевич, как он и обещал, написал и послал жалобу, но возымела ли она результат, я не слышал. Правда, в последующие годы его больше никто не беспокоил..." - ну, кто же так живописует ужОсы? По нынешним временам этот фрагмент должен бы выглядеть так: "Он больно ухватил меня за плечо и грубо швырнул на Булавутабурет, так, что я отшиб копчик. Обыск длился, казалось, бесконечно. В качестве "вещественных доказательств" в связанный из затоптанной грязными сапогами простыни узел отправились наметки гениальной и бесследно пропавшей тогда рукописи "Как за 50 дней спасти революцию немедленным введением рынка" (после этого распад СССР стал неизбежен!), интимная переписка с женой, школьные тетради внука, даже детский гербарий - попутно с торопливой жадностью рассовывая по своим карманам обнаруженные деньги, часы, обручальные кольца... Они непрестанно матерились, портили воздух и строили страшные рожи. Это был, конечно, нацеленный донос какого-то завистника... Евгения Николаевича за ноги поволокли к "воронку", стуча головой по ступеням - с тех пор я больше его не видел."
  Симонова, чье "Жди меня" выучивалось с двух прочтений, чьи баллады во много строк до сих пор помню почти целиком, исключили, зато точно уже включают "величайшего гения русской словесности" Ветрова, автора таких вот, в частности, "изящных" строк:
  Она взросла непробретливого склада,
  И мне отца нашла не деньгами богата -
  Был Чехов им дороже Цареграда,
  Внушительней империи - премьера МХАТа...
Бедные дети!
  И в этих наших интернетах с Симоновым тоже не густо. Те самые баллады, которые помню почти целиком, иногда возникает желание прочесть во всей бессклеротичной полноте; из иных стихов порой всплывает строчка-другая - и, чОрт побери, сыскать требуемое крайне нелегко, а порой даже и невозможно. Посему, поскольку этот блог приобрел уже некоторый формат, в параллельном будем с молодой сменой потихоньку постить обнаруженные творения Константина Михайловича Симонова. Через некоторое время попрошу поставить ссылки, чтобы другим страждущим проще было находить. Народ поддержит?
  А под катом - не пародия, скорее римейк (с крайне незначительными изменениями!), троцкиствующему сталинисту, нацпату и протчая и протчая, товарищу Коммари посвященный.

  Нет больше родины. Нет неба, нет земли.
  Нет хлеба, нет воды. Все взято.
  Земля. Он даже не успел в слезах, в пыли
  Припасть к ней пересохшим ртом солдата.

Чужое море билось за кормой,
В чужое небо пену волн швыряя.
Чужие люди ехали "домой",
Над ухом это слово повторяя.

  Он знал язык. Его жалели вслух
  За костыли и за потертый ранец,
  А он, к несчастью, не был глух,
  Бездомный краснопузый иностранец.

Он высадился в Хельсинки. Семь дней
Искал он комнату. Еще бы!
Ведь он искал чердак, чтоб был бедней
Последней питерской хрущобы.

  Два раза в день спускался он в подвал
  И медленно, смакуя, как шедевры,
  Салями пожирал и запивал
  Холодным пивом "Karhu" за два евро.

На третий месяц здесь, на чердаке,
Его нашел старик, прибывший из России;
Старик был в штатском платье, в котелке,
Они пароль взаимно опросили.

  Старик спешил. Он выложил на стол
  Приказ и деньги - это означало,
  Что первый час отчаянья прошел,
  Пора домой, чтоб все начать сначала,

Но он не может. "Слышишь, не могу!"-
Он показал на колбасу и пиво.
Старик молчал. "Ей-богу, я не лгу,
Продукт протухнет - это не красиво".

  Старик молчал. "Еще хоть месяц так,
  А там - пускай опять штыки, ОМОН, застенки".
  Старик с улыбкой расстегнул пиджак
  И вывалил гербарий на коленки -

Березки три листка. Кто он такой,
Чтоб забывать на родину дорогу?
Он их смотрел на свет. Он гладил их рукой,
Губами осторожно трогал.

  Как он посмел забыть? Березки три листка.
  Что может быть прочней и проще?
  Не все еще потеряно, пока
  Растут в стране березовые рощи.

Он в полночь выехал. Как родина близка,
Как долго же паром идет в тумане...
Когда он был убит, березки три листка
Среди бумаг нашли в его кармане.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments