Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Categories:

"удушающая власть еврейского капитала"

  Тяжелое экономическое положение Германии послужило основным фактором, приведшим нацистов к власти в 1933 году, поэтому именно в этой сфере общество, в первую очередь, ожидало от них каких-то действий. Стабилизация экономики являлась самой важной задачей администрации в первые годы нацистского режима, и успех в этом деле больше, чем что-либо иное, повлиял на степень устойчивости нацистского нового порядка, усмирив народное недовольство.

Яльмар Шахт, экономика Германии и евреи
  Яльмар Шахт, 1877-1970 гг., блестящий экономист - представитель правого крыла германских политиков, был одной из главных фигур процесса оздоровления германской экономики в 1923-1930 гг. В эти годы он занимал посты уполномоченного по финансам, а затем и президента Рейхсбанка. После прихода нацистов к власти он вновь был назначен президентом Рейхсбанка в 1933, а годом позже, в июле 1934, стал министром экономики. Он и был архитектором финансового оздоровления Германии в 1933-37 гг. и, хотя сам не был нацистом, в большой степени способствовал укреплению нацистского режима. Под его руководством экономика Германии перешла под централизованное управление государства. Работодатели и рабочие оказались объединенными в "Немецкий рабочий фронт", а профсоюзы были распущены и их имущество конфисковано. Забастовки были запрещены, для решения трудовых конфликтов были учреждены специальные суды. На работодателей оказывалось давление с целью увеличения числа рабочих мест. Были начаты обширные общественные работы: прокладка железных дорог; постройка помпезных общественных зданий; закладывалась основа крупной военной индустрии. Эти огромные по масштабу экономические акции финансировались за счет внутренних займов в соответствии с детальным планом, разработанным Шахтом.
  Главное внимание уделялось увеличению сельскохозяйственной продукции, а также развитию производства синтетических материалов, заменявших сырье, импортировавшееся из других стран, например, выработке бензина из угля, производству синтетического каучука или искусственных волокон, даже если они обходились дороже, чем импортируемые натуральные продукты. Таким образом, нашла свое решение проблема безработицы, которая была для режима в 1933 году своеобразной "бомбой замедленного действия", и одновременно была ослаблена экономическая зависимость от других стран. Вдобавок в народе появилось ощущение, что совершено "всеобщее национальное усилие".

  В связи с этим усилием в процессе оздоровления экономики снова встал вопрос: как относиться к евреям, которые своей профессиональной деятельностью внесли большой вклад в оздоровление экономики? Когда накануне своего назначения на пост министра экономики в июле 1934 г., Шахт спросил Гитлера, как он должен относиться к евреям, учитывая возложенные на него функции, фюрер ответил: "евреи могут продолжать заниматься хозяйственной деятельностью по-прежнему".
  Вскоре после принятия Нюрнбергских законов, которые многие в Германии постарались использовать для нанесения евреям также и экономического ущерба, Шахт обратился к главам правительств немецких земель, и разъяснял, что устранение евреев из экономической сферы пока отложено: "только правительство Рейха будет решать, следует ли сократить экономическую деятельность евреев или нет". Подобная политика последовательно проводилась им в 1935-37 годах.
  Из этого, однако, не следует, будто Шахт в какой бы то ни было мере был настроен проеврейски - напротив, человек, правый до мозга костей, он явился одним из крестных отцов союза между нацистами и умеренно правыми кругами в 30-х годах. Его отношение к евреям было продиктовано прагматизмом: с исчезновением экономической необходимости в еврейской работе, отпадет и причина, вынуждающая режим оставлять евреям их нынешний статус. Тем не менее, в эти годы многим евреям казалось, что они могут продолжать жить в Германии. Даже в апреле 1938 года в этой стране насчитывалось около 40.000 еврейских предприятий, дававших средства к существованию местной общины.
  После назначения в 1936 году рейхсмаршала Германа Геринга ответственным за выполнение четырехлетнего плана, между ним и Шахтом обострились разногласия: Гитлер все более склонялся на сторону Геринга. В сентябре 1937 года Шахт фактически оставил свой министерский пост, а через несколько недель был уволен официально. В 1939 году он оставил пост президента Рейхсбанка. С увольнением прагматика Шахта усилилось давление идеологизированных нацистов, а, следовательно, положение немецких евреев.

"Ариизация"
  Сказанное выше, разумеется, не означает, что при Шахте вообще не существовало политики экономического притеснения евреев. Напротив, подобная политика проводилась, но лишь в тех областях, где не причиняла вреда экономическому восстановлению Германии.
  В рамках экономического вытеснения евреев, центральное место занимала так называемая "ариизация". Этим термином обозначалась передача еврейского имущества немцам. Следовательно, подобный термин использовался исключительно в сфере экономики. Не означал он и национализации еврейского имущества, поскольку в результате "ариизации" оно переходило в руки частных лиц, а не нацистского государства.
  Процесс "ариизации имущества" начался уже во второй половине 1933 года, но до 1938 года он осуществлялся не в силу закона или официального указа, а лишь как следствие "стечения определенных обстоятельств". Ясно однако, что "обстоятельства" всегда умышленно создавались нацистами, использовавшими так называемую ситуацию предложения, которому нельзя отказать, например: прекращали определенным заводам поставки сырья и оборудования, применяли эмбарго и проч. Несмотря на то, что еврей-хозяин был вынужден идти на невыгодную сделку, за ним все-таки оставалось некое подобие свободы выбора: он имел возможность сам выбирать покупателей своего предприятия.
  Какие же предприятия подвергались процессу "ариизации"? Во-первых, те, от которых практически не было пользы для восстановления мощи рейха, то есть магазины, маленькие фабрички, особенно в селах и деревнях. Иногда и более крупные предприятия подвергались "ариизации", например, большие издательства Моссе и Ульштейна. За право приобретения издательства Ульштейна возникла конкурентная борьба между двумя нацистскими лидерами, Аманом и Геббельсом - победил Аман.
  Ариизация больших предприятий усилилась в конце 1937 - начале 1938 гг. - после отстранения Шахта от должности министра экономики и начала осуществления четырехлетнего плана, вызвавшего прилив деловой активности у крупных немецких промышленников и рост производства в большинстве отраслей немецкой индустрии. Особо следует отметить тот факт, что одним из главных проводников "ариизации", начиная с 1936 г., был Герман Геринг, назначенный ответственным руководителем четырехлетнего плана. Кстати, возглавляемый им концерн "Герман Геринг верке" тоже приобрел немало еврейских предприятий, так что у него был и личный интерес в программе ариизации.

по материалам курса Открытого Университета Израиля

Subscribe

  • Friendly fire in the communist community

    А помнишь ли, товарищ, как блестяще тру-марксист Плеханов раздраконил типолевого Ульянова? "Тру-" без малейшей иронии, сам Ильич призвал "изу­чать…

  • Семин недоумевает

    Что ж, развеем замешательство Константина Викторовича. Начнем, пожалуй, с табака, как завещал Христофор Бонифатьевич Врунгель. Такой ( мягко…

  • И кто бы мог подумать???

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments