Beobaxter (beobaxter) wrote,
Beobaxter
beobaxter

Categories:

За метод социалистического реализма! ;)

МоцАртов много, а правда одна.
Дети "Три аккорда"

  Тут в последнее время некоторые даже и товарищи начали все чаще выступать с претензиями в адрес "этого примитивного советского агитпропа", ставя зато в пример все то, о чем нельзя сказать, что оно создано по методу социалистического реализма, и что уводило советское искусство с главных путей его развития. Последний пример - неоднократно вчера мелькавшие в ф-ленте ссылки на пост о книге "К событиям в Чехословакии": "Более-менее интересны фотографии, а текст очень тяжело читать. Куча цитат, комментарии, выделенные жирным шрифтом, и выражения типа "выкормыш международного империализма". Видно, что тексты составлены на скорую руку, причем, работали люди, далекие от журналистики, или журналисты, но не умеющие писать."
  Неоднократно говорил уже, и снова повторю, что истина единственна и потому не может быть выражена бесконечным множеством способов. Сие многим может показаться "скучным". Зато ложь для маскировки как раз нуждается во всяких финтифлюшках и мишуре. Глядя на человека, мы можем сейчас определенно сказать: "Он рожден матерью от отца", - и никак иначе этого не скажешь. Зато, дав волю вымыслу, можно насочинять, что: "он клонирован в термостате", "он материализовался из морской пены", "он порожден пучком звездных лучей", "он создан ноосферой", "он подброшен инопланетянами" - все это увлекательно и красиво. Но все это - неправда.
  Такие критиканы предпочитают не вспоминать, что "этот унылый агитпроп" издавался громадными тиражами - и все равно не залеживался на прилавках. "Ну и что?" - говорят они. - "Ну и читали. Но кто? Самые примитивные, самые неразвитые читатели. Быдло. В Советском Союзе таких было двести с лишком миллионов. Только в их представлении соцреалист - писатель. На самом же деле, то, что писалось, не литература, а просто агитки за Советскую власть. Критерий был таков: за Советскую власть? Хорошо! Не за Советскую власть? Плохо! Вот и вся "эстетика". Так подлинно художественное никогда не создавалось, не создается и не может быть создано."
  Для таких критиканов существуют лишь Мандельштам, Гумилев, Цветаева, Пастернак, Бабель...
  Чему полезному могли научить советского человека эти авторы - люди иного мира? Нет, нам подавай Фурмановых, Островских да Фадеевых. Нам подавай "Настоящих человеков", "Московские характеры", "Кремлевские куранты" - вот подлинная литература нового времени, нового человека.
  Помните, товарищи, что толпы развеселых клоунов, как в кругу авторов, так и среди массового читателя - заветная мечта воробуржуазии; что борьба со "скучным соцреализмом" началась не в 90-х годах, не в 80-х даже, а гораздо раньше, когда на мутной волне хрущевских "разоблачений" всплыли "критики", уже тогда пытавшиеся похоронить коммунистические идеалы, развенчать героев революции и первых пятилеток, поставить под сомнение даже самое революцию - ее правомерность и неизбежность. Критиканов этих "культоборцы" нежно лелеяли, раздували авторитет их суждений, поминали в газетах, в журналах, по радио, в докладах - то ли не замечая, то ли прощая за "разоблачительский" пафос, что методы их "работы" удивительно совпадали и по форме и по существу с теми методами, которыми в борьбе против советской литературы пользовались буржуазные зарубежные поносители: насмешка, фельетонность, передергивание, подтасовка цитат, намеки и догадки, полное игнорирование существа произведения, того главного, во имя чего оно написано - лишь бы посмешнее, лишь бы побольнее, лишь бы покомпрометационней. Если автор писал о людях труда так, что показывал и сам их труд, поэзию этого труда, о таком его произведении отзывались с пренебрежением: "производственный роман"; если он сосредоточивал внимание на семейной жизни героев, приклеивали табличку: "бытовщинка", да еще и "дурная"; если брался за общественные проблемы, говорилось тогда: "публицистика", - с добавлением эпитета "голая"; если был "рассказ", требовали: "где же показ?!"; если был "показ", кричали: "где же рассказ?" Так вырубалась направо и налево вся та советская литература, которая открыто и честно служила делу народа, партии, делу рабочих и крестьян, - литературу социалистического реализма. Так реализовывался "несуществующий план Даллеса".
  Уже тогда опасно стало слишком отчетливо занимать партийные позиции в литературе, становиться в передовой отряд борьбы за коммунистическое будущее, докапываться до главного: как, мол, то да се да третье-четвертое, с точки зрения интересов рабочих и крестьян, да какую роль в том да сем да в третьем-четвертом играют акулы мирового империализма. Гораздо комфортнее становилось сидеть в заветрии, за омшаником, расписывать красоты природы, всякие омуты и заводи, сельские идиллии с буренками и жеребенками, от которых пахнет молоком и навозом, с мудрыми дедами Михеичами, с боевыми молодайками, лихими на тряску подолами, - и взросла беспринципная рать деревенщиков-почвенников, будущих подписантов за "общечеловеческие ценности" и против "ужасов советского тоталитаризма".
  Хрущев - злодей по глупости, в отличие от сознательно крушившего социализм Горбачева - в конечном счете ужаснулся содеянному и попытался ликвидировать проблему бульдозерами. Но было поздно, процесс уже пошел. Пора уже остановить его, прекратив долдонить об "убогости советского агитпропа".

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments